31 января 2019, 13:29

Новый фильм Василия Ливанова о памятнике Петру Первому.

В январе 2019 года кинокомпания "Круглый стол" завершила производство полнометражного исторического фильма "Медный всадник России". 

Новый фильм Василия Ливанова о памятнике Петру Первому.

 В своем интервью режиссер-постановщик, автор сценария и генеральный продюсер картины Василий Ливанов рассказал об идее создания ленты, работе на съемочной площадке и подборе актеров на роли Екатерины II, скульптора Этьена Фальконе, князя Бецкого и других исторических героев.

- Мы знаем, что исторический фильм "Медный всадник России" - ваша давняя задумка.  Как родилась идея картины?

-  У меня были очень теплые, дружеские отношения с Сергеем Владимировичем Образцовым, создателем лучшего кукольного театра, и он оставил мне такой завет: "Если у тебя возникнут какие-нибудь проблемы в жизни или искусстве, ты должен разрешить эти проблемы, а потом, по прошествии времени, сказать самому себе, что сделал все, что мог". И этот завет стал одним из непоколебимых правил моей жизни. Когда возникла идея снять "Медный всадник России", я обнаружил, что с большими проблемами сталкивался и замечательный скульптор Этьен Морис Фальконе. Если бы не поддержка Екатерины II, он не смог бы их разрешить. Вообще, история создания памятника - это один из редчайших примеров, когда верховная власть и художник действовали заодно... Императрица поддерживала Фальконе на протяжении восьми лет, пока он не создал памятник Петру I. Снять этот фильм было моей давней задумкой. Мне хотелось показать творческий процесс создания Медного всадника и познакомить зрителей с историей нашей страны, отраженной в одном из ее важных событий.

 Так вот, десять лет назад мы не смогли получить деньги для постановки картины, но спустя время нам все-таки удалось воплотить идею в жизнь. Дело в том, что недавно Владимир Путин утвердил программу о создании национальных исторических фильмов, и, конечно, это помогло получить средства на съемку ленты.

Но еще до этого, когда решался вопрос, снимать или не снимать картину, я получил некий мистический знак. В церкви Николая Чудотворца в деревне Аксинино - я принадлежу к ее приходу - после причастия ко мне подошла женщина, которую я никогда не видел. Она сказала, что привезла кольцо из храма Святой Екатерины и надела его мне на палец. Больше я никогда не видел эту женщину. Сначала я ничего не понял, а потом подумал, что это знак свыше. Ведь героиню моего фильма тоже зовут Екатериной.  С тех пор я ношу это кольцо.

-  Как вы считаете, почему сейчас важно снимать такие исторические фильмы?  

- Когда-то давно я прочел в литературной газете заметку о наборе на Высшие курсы сценаристов и режиссеров, а известно, что на эти курсы принимают людей, уже получивших высшее образование. Один молодой человек, проходивший собеседование, на вопрос о том, кому посвящен памятник, установленный на Сенатской площади, ответил: Скобелеву. Это произвело на меня ужасающее впечатление. Если мы, русские люди, не знаем, кому воздвигнут памятник в Петербурге на Сенатской площади, то это катастрофа.

 Кроме того, в советские времена вышла едва ли не одна книга о создании Медного всадника, написанная искусствоведом Авраамом Кагановичем. Уже после появилось много литературы о Екатерине Великой, были опубликованы ее дневники и сняты фильмы. Но часто эти кинокартины неверно передают образы героев, искажают факты. Например, во многих наших фильмах Екатерина II говорила с немецким акцентом. На самом деле она, будучи немкой по происхождению и приехав в Россию в возрасте 15 лет, за три года в совершенстве овладела русским языком. Елизавета Петровна, приставившая к девочке педагогов, была поражена, когда решила проверить ее знания. Она была потрясена не столько тем, что Екатерина научилась грамотно писать по-русски, сколько тем, что говорила та без всякого акцента.  

- Расскажите пожалуйста о сюжетной линии фильма. В чем заключается основной конфликт?

-  Основной конфликт фильма - противостояние художника враждебным обстоятельствам. Ведь Фальконе, по сути, обогнал свое время. Он сталкивался с сопротивлением целого ряда лиц. Дело в том, что идея создания монумента принадлежит Екатерине. Она вела переписку с философом Дени Дидро и с Вольтером. Дидро, узнав, что императрица хочет воздвигнуть памятник, посоветовал ей пригласить французского скульптора Этьена-Мориса Фальконе. До этого монумент Петру Великому создавал архитектор Бартоломео Растрелли. Имперский сенат утвердил памятник, а Екатерина категорически отвергла, потому что, по ее словам, на нем Петр выглядел как самодовольный римский император...

 В те годы президентом Академии художеств и директором конторы от строений Петербурга был князь Иван Иванович Бецкой. Он решил, что памятник будет создаваться по его личным представлениям. На этой почве у него и Фальконе и начался продолжительный конфликт.

 На втором плане нашей  картины - любовная линия Этьена Мориса Фальконе и его ученицы, Мари Анн Колло, приехавшей вместе с ним из Франции. Очень тонкая Мари в тайне слепила голову Петра из глины, не удававшуюся ее мастеру, который тогда переживал творческие муки. В итоге глиняная голова, созданная Колло, стала частью монумента.

- В съемочной группе картины - выдающиеся кинематографисты. Расскажите о работе с оператором Николаем Немоляевым и композитором Геннадием Гладковым.

 - С Геной Гладковым я дружу 75 лет, а с Колей Немоляевым - 60. Несмотря на  редкие встречи с Колей, все эти годы мы смотрели в одном направлении. У нас никогда не возникало проблем - ни в жизни, ни в творчестве. А с Геной Гладковым мы работаем вместе с юности. Для моего первого дипломного спектакля "Три толстяка" в Щукинском училище он писал музыку, будучи еще студентом консерватории. Позже все, что я создавал в кино и мультипликации в качестве режиссера и сценариста, я делал совместно с Гладковым.

- Ваш сын, Борис Ливанов, исполнил в фильме роль князя Потемкина. Можно сказать, что эта роль передалась ему по наследству?

- Можно и так сказать. Мой отец, Борис Николаевич, исполнил роль Потемкина в фильме Михаила Ромма "Адмирал Ушаков", вышедшем в 1953 году. В моем фильме его внук тоже воплощает образ Потемкина, поражающего портретным сходством  с князем. Например, наш консультант, доктор исторический наук, Андрей Петрович Богданов, был в восторге от того, что мы утвердили на роль Бориса.

- На роль Екатерины Великой вы утвердили Ольгу Белову, профессиональную телеведущую. Почему вы выбрали именно ее?

- Дело в том, что она обладает природным чувством собственного достоинства. Это чувство нельзя сыграть, можно только наиграть, но это никогда не будет органичным. Ольга Белова очень похожа на Екатерину, что подтвердил наш консультант. Кроме того, она поразила всю съемочную группу своей врожденной артистичностью, ее игра превзошла все мои ожидания.

- Как проходил кастинг на роль  скульптора Этьена Мориса Фальконе?

- Кроме Евгения Редько я рассматривал еще одного актера, но он, прочитав сценарий, так и не понял, кто такой Фальконе и предложил дополнить его образ французским юмором, не почувствовав, что скульптор был фанатиком своего дела, и ему было не до шуток. Потом появился Евгений Редько, которого я утвердил сразу после двух серьезных бесед. У Евгения за плечами большой опыт. Он в очередной раз доказал свое мастерство,, Совсем недавно Женя рассказал мне, что был совершенно потрясен, когда на его вопрос, когда состоятся кинопробы, я сказал: "А вам нужны кинопробы?" Мне они совершенно не были нужны. Слава Богу, я разбираюсь в своей профессии и сразу вижу, когда у артиста получается.

- Создается впечатление, что со съемочной группой у вас сложились теплые, дружественные отношения...

-  Группа всегда замечательная, когда собираются единомышленники. Конечно, во многом качество картины определяет режиссура, работа оператора и художника-постановщика, но кино - это прежде всего коллективный труд, где важен вклад каждого члена съемочной группы. Поэтому атмосфера единения обязательно должна присутствовать, и у нас она, сложилась.

 

Темы: Культура
Все новости Последние новости