12 февраля 2019, 15:35

От прекрасного до безобразного

Последний год Дитера Косслика на посту Директора Берлинского кинофестиваля пока нельзя назвать удачным.

От прекрасного до безобразного

 Конкурсная программа, к сожалению, оставляет желать лучшего. Хотя откровенных провалов в ней нет, но ярких впечатлений (за исключением скандального фильма Фатиха Акина "Золотая перчатка", но о нем позже) нет тоже. Хотя, конечно, пока прошла половина конкурса, и, возможно, нас еще ожидает встреча с шедеврами. Надежда, как известно, умирает последней, а посему каждое утро, в 9.00, а то и в 8.30 толпа невыспавшихся журналистов стекается к Большому Фестивальному Дворцу, чтобы… выспаться на фильмах.

 Особенно располагают длинные картины, в которых много концов. После первого уже точно можно сладко уснуть. Ханс Петтер Муланд в фильме "Угоняя лошадей" как-то никак не мог расстаться с Трондом (Стеллан Скарсгаард), который то одно вспомнит из давнего прошлого, то другое. Неважно, что одно с другим не вяжется, а кое-что для непонятливых повторяют неоднократно, на Скарсгаарда всегда приятно посмотреть, так же как на пленительные северные пейзажи, ну, а что история невнятная, мутная какая-то, и длится она больше двух часов, так поставили же на утренний сеанс – спите спокойно, дорогие товарищи.

 "Мистер Джонс" прославленной Агнешки Холланд тоже как-то не задался с концом, этот – хотя вроде бы про шпионов и с острым действием (история валлийского журналиста Гарета Джонса, который разоблачил сталинскую ложь про всеобщее советское благоденствие, испытав на собственной шкуре, чем был Голодомор на Украине) вообще идет два с половиной часа. Жаль Питера Саарсгарда, которого только что удалось посмотреть в прекрасной американской ленте "Звук тишины", где ему досталась вполне лирическая, проникновенная роль очень обаятельного человека. В польской картине опять используется некоторая его "маньячность", он играет извращенца, лживого и крайне неприятного корреспондента "Нью-Йорк Таймс" Уолтера Дюранти.

 Франсуа Озон в картине "Божьей милостью" со всей страстностью разоблачил отцов церкви, которые развращают детей, но тоже не избежал длиннот и нескольких концов.

 На этом фоне свежо и темпераментно прозвучала македонская лента Теоны Стругар Митевска "Бог существует, имя ему Петруния". У 32-летней некрасивой старой девы с высшим историческим образованием нет ни семьи, ни работы. В офисы требуются красотки с длинными ногами, историки не требуются никому, и вот однажды Петрунии улыбнулось счастье – именно она достала брошенный священником в воду крест. Македонские мужчины не признают ее победы. Петруния яростно борется за свое счастье в этом несправедливом мужском мире. Режиссер в этой сатире ставит под сомнение демократические перемены в македонском обществе.

 Симпатии вызывает еще одна картина – под условным названием "Яйцо" (динозавра). Это монгольский фильм лауреата Берлинале Ван Куананя. Смотришь и удивляешься, как в 21-м веке живут степные жители в отсутствии всего, что есть у нас – электричества, туалетов, одежды, элементарных вещей, всего, что придумала цивилизация, чтобы сделать жизнь людей удобней. (При этом, правда, у них есть мобильные телефоны). При этом они живут просто, красиво, по-человечески. Прекрасны степные пейзажи, где освещение меняется каждую минуту. Минималистская картина Куананя пока занимает высшую ступеньку в рейтинге международной фестивальной прессы.

 Фильм Фатиха Акина "Золотая перчатка" взбудоражил Берлинале. Он основан на истории Фрица Хонки, маньяка, который в 1970-е годы убил в Гамбурге четырех женщин и спрятал у себя в доме их останки. Фильм шокирующий, отталкивающий в своей натуралистичности, отвратительный до тошноты. Главное, совершенно неожиданный для Фатиха Акина, начавшего со страстного фильма "Головой о стену", а потом как-то успокоившегося.

 Режиссер вполне наглядно показал, чем занимался знаменитый гамбургский Чикатило и как именно он это делал. Какими, например, инструментами пользовался – где топором, где пилой, как именно расчленял, как паковал фрагменты, куда запихивал. Объяснил подробно, как они воняли на весь дом, а потом капали сверху на большое греческое семейство в виде мерзких червяков.

 Стоит оценить отвагу актера (Йонаса Дасслера), стоит оценить работу гримера, сделавшего из  молодого симпатичного актера, каким мы увидели его на пресс-конференции, чудовище, которое, в отличие от того же Квазимодо, ни малейшего сочувствия не вызывает. Как, впрочем, и никто в этом фильме. Но, вероятно, зло как оно есть и эстетика безобразного тоже имеют право на существование в искусстве.

Автор статьи: Евгения ТИРДАТОВА

 

Темы: Культура
Все новости Последние новости