2 апреля 2019, 10:18

Человек на пороге вечности

В рамках фестиваля "Золотая маска" на сцене Театра имени Маяковского показали спектакль Русского драматического театра Удмуртии "Король Лир" в постановке режиссера Петра Шерешевского.

Человек на пороге вечности

  Вот уж поистине, по слову режиссера, "Шекспир безграничен", а если сказать локальнее – "Король Лир" безграничен, судя по представленному в Москве спектаклю из Ижевска, выдвинутому на "Золотую маску" сразу в шести номинациях.

  Не случайно для зрителей есть пояснение – "сон по мотивам трагедии", которым Петр Шерешевский как бы заранее предостерегает не ждать от его постановки традиционного толкования пьесы, и сам подписывает себе "вольную", предупреждая о непредсказуемости шекспировской истории.

  На сцене сразу же возникает безграничное черное пространство, только поверхность внизу сплошь покрыта белыми гранулами неизвестного происхождения, которые можно принять и за песок, и за снег, и за мелкие кристаллы льда, и даже за реагенты, которыми посыпают  московские улицы. А можно просто за рассыпанный в большом количестве сахар, который некоторое время спустя главный герой употребит по назначению, зачерпнув горстью и насыпав в кружку, чтобы испить чаю. Тут же, вдоль края сцены, разместились увесистые мешки, из которых некоторое время спустя, персонажи высыпят содержимое и будут использовать это сценическое убранство по-детски увлеченно, резвясь с ним и на нем кто как может.

  С первых моментов мы видим на сцене короля Лира – одинокого усталого старика, приколачивающего гвозди в доски, сооружая себе гроб, который может превратиться в поднятый вверх шкаф, из которого будут сыпаться все тот же условный белый песок. А дальше пойдут его воспоминания, изощренно преломленные в сознании нескольких персонажей, и каждый из них станет воплощением каких-то сторон характера короля, его поступков, мыслей, оценок, сожалений, раскаяний и покаяний. События прошлой и настоящей жизни Лира переживаются, скажем, Эдмондом, предавшем отца ради власти и денег, – он становится  воплощением молодого Лира со всеми свойственными ему пороками и страстями. Умирающий Лир молча наблюдает за самим собой, не комментируя свои поступки, а лишь констатируя: "Это я в молодости". Его угасающее сознание силится понять расклад судьбы, завершающую жизнь трагедию. "Мы сами коверкаем свою жизнь и приписываем несчастья солнцу, луне, звездам" – только этот нехитрый урок извлекает он напоследок.

  Любопытно, как режиссер пытается соединить распавшуюся "связь времен", когда на сцене появляются персонажи в до боли знакомом обличье чекистов, допрашивающих провинившихся, приписывая им предательство родины, шпионаж в пользу врагов страны советов; когда пространство вдруг превращается в кабинет следователя со старой лампой, пишущей машинкой, готовой на все секретаршей, шустро печатающей приговор; когда откуда-то сверху слышится голос вождя народов с пассажем о "неопределенных людях" – по Гоголю, "ни в городе Иван, ни в селе Селифан"; когда зазвучит бодрая песня "Нас утро встречает прохладой". Доносы, всепоглощающий страх, безнаказанное насилие – весь ужас сталинского времени, где все это оправдывалось благими намерениями, присказкой "лес рубят – щепки летят". И персонажи "Короля Лира" оказываются подручными этих палачей, Эдмонд предает отца, Глостера пытают, едва ли не выкалывая ему глаза. Предательство и мифы о нем были и есть во все времена, а сотовым телефоном – символом нашего продвинутого времени, появляющегося в руках у одного из героев, как метафора прогресса, лишь утверждается, что в истории ничего не меняется и зло непобедимо. И если Лир переживал личную трагедию, то народ – общую, и нет гарантии, что она не повторится. Как нет гарантии и для отдельного человека, что он не будет предан и раздавлен.

  Новая история короля Лира, придуманная Петром Шерешевским, не только о прозрении – скорее о возмездии, расплате за ошибки, спонтанные или сознательно совершенные – тут уж нет никакой разницы. А перед встречей с вечностью отвечать за них придется каждому.

  В конкурсе "Золотой маски" спектакль ижевского театра "Король Лир" фигурирует в шести номинациях: спектакль большой формы, работа режиссера (Петр Шерешевский), мужская роль (Николай Ротов – Эдмонд-Лир, настоящее), мужская роль второго плана (Игорь Василевский – Эдмонд-Лир, прошлое), работа художника (Александр Мохов, Мария Лукка), работа художника по свету (Александр Рязанцев).

Автор статьи: Антонина Крюкова

 

Темы: Культура
Все новости Последние новости