24 апреля 2019, 09:52

Страх и ненависть: "Эпидемия" накрыла столицу

 Конкурсный фильм Павла Костомарова "Эпидемия. Вонгозеро" – объемная метафора современной российской реальности, в которой с ползуче распространяется вирус жестокости и агрессии.

Страх и ненависть: "Эпидемия" накрыла столицу

 А, в общем-то, это крушение нравственности, полное расчеловечивание. И произошло это не сегодня и даже не вчера, но фильм Костомарова – первое и мощное высказывание на эту тему. И не важно, вирус это или что-то другое: очередной Чернобыль, смерч или цунами – любая глобальная катастрофа. "Наш фильм, на мой взгляд, это зеркальное отражение того, что происходит сегодня со страной", – считает режиссер.

  Картина начинается с эпизода-эпиграфа, в котором где-то далеко, на берегу реки или моря изнуренный бегом безымянный охотник, одетый в звериные шкуры, – вполне себе первобытного вида – бросается в воду, которая мгновенно окрашивается его кровью. Затем действие переносится в Москву, олицетворяющую всю страну, куда попадает этот неизвестный смертельный вирус, поразивший человека из первого кадра. Узнаваемость нынешнего времени здесь бесспорна: режиссер показывает, как телевидение умалчивает о случившемся, лучезарная дикторша лжет, что в городе все в порядке и беспокоиться не о чем. О том, что эпидемия неумолимо распространяется и число ее жертв увеличивается с нарастающей прогрессией, пока не знают герои картины, беззаботно собравшиеся на вечеринку в загородном доме быдловатого "хозяина жизни" Леонида (Александр Робак), похоже, ничего не прочитавшего в своей жизни, кроме сберкнижки. Несмотря на приятельские отношения, его сосед Сергей (Кирилл Кяро) со своей возлюбленной Аней (Виктория Исакова) и ее сыном-аутистом – представители той части интеллигенции, у которых еще осталась совесть и человечность.

 А между тем вспышек эпидемии и ее жертв, превращающихся в зомби, становится все больше: вот мужчина падает в обморок у детской площадки, старуха с белыми невидящими глазами, пораженными вирусом, едва не попадает под колеса автомобиля, на носилках уносят девочку мертвецкого вида. Закрываются на карантин школы, на улицах появляются люди, облаченные в защитные одежды с противогазами. Их жесткие проходы на экране похожи на нашествие безликой страшной массы, как в фантастическом кино, одновременно появляются мародеры, которые тащат из домов все, что подвернется под руку, и за какой-нибудь телевизор они могут легко прикончить, сколачиваются вооруженные группы, бандитствующие повсеместно. Ворвавшись в дом Леонида, они "вырубают" его ударом по голове и чуть было не насилуют его беременную жену. Кажется, будто люди получили условный сигнал, после которого они мгновенно превратились в нелюдей.

  Чтобы спастись, семейства Леонида и Сергея (Кирилл Кяро) решают покинуть город и отправиться на север. Там, в Карелии, на безлюдном острове, стоящем в водах Вонгозера, отец Сергея (Юрий Кузнецов) в покинутом в войну корабле устроил себе жилище, где можно укрыться.

 С момента отъезда автомобилей с нашими героями, фильм стремительно меняет ритм, перейдя в жанр роуд-муви, интонация становится более жесткой. Прорвав все заслоны (Москва закрыта на въезд и выезд, аэропорты бездействуют), эти два семейства, прихватившие еще и первую жену Сергея (Марьяна Спивак) с их сыном, мчатся по заснеженной дороге, пытаясь еще не попасться в руки преследовавших их бандитов. Зомби уже не появляются, и становится понятно, что бояться надо не мертвецов, а живых. Во время поездки обнажается внутренняя сущность персонажей, что исследовало ожидать. Здесь сталкиваются две морали: в поведении героя Робака проявляются хитрость и подлость его натуры, герои Кяро и Исаковой не изменяют своему жизненному принципу – оставаться человеком даже в нечеловеческих условиях. В итоге выживут только мальчик-аутист и девочка-алкоголичка, дочь "хозяина жизни" Леонида. Все остальные, как неожиданно и спешно сообщается в титрах в конце фильма, погибают, так и не добравшись до спасительного карельского "ковчега".

 На пресс-конференции, состоявшейся после показа картины в кинотеатре "Октябрь", Павел Костомаров и его продюсеры пообещали в ноябре-декабре этого года на площадке "ТНТ-Premier" показать восьмисерийную версию этого фильма.

 Еще одна картина конкурса – "Моя жизнь на втором курсе иранского режиссера Расула Садрамели это история скромной тегеранской студентки Махтаб и ее подруги Авы, с которой они едут на экскурсию в древний город Исфахан вместе с группой сокурсниц. В этом городе случится несчастье: оказавшаяся наркоманкой подруга внезапно впадает в кому, и Махтаб приходится о ней заботится в больнице, в то время как вся группа возвращается в Тегеран. Строгость студенческих правил требует от девушки вернуться со всеми, но она решает быть рядом с подругой, попавшей в беду. Кроме родителей больной Авы, в Исфахане появляется и ее возлюбленный Али, уже несколько месяцев не отвечавший на ее звонки, из-за чего она переборщила с запрещенными антидепрессантами, поэтому и впала в кому. Этот случай начинают расследовать полицейские, подозревая и Махтаб в употреблении наркотиков, ее вызывают на допросы. Ей приписывают массу не совершенных ею неблаговидных поступков (скажем, будто бы она сняла платок в публичном месте), приплетают политическую статью, в учебном заведении устраивают собрание, настоявшее на ее исключении. Девушке надо отдать должное: она ведет себя твердо и не соглашается ни с одним из подозрений, несмотря на мусульманскую покорность, которой ей надо было бы следовать. Начав общаться с Али, девушка влюбляется в него и всячески старается скрыть свою влюбленность  (тем более что у нее есть жених), придумывает для всех, что он ее двоюродный брат. Одна ложь порождает другую и третью, и только с единственной подругой, ни на что не реагирующей, она делится своими переживаниями.

 Когда исключенная из колледжа Махтаб, влюбленная в парня подруги и совсем не любящая жениха собственного, понимает, что пора как-то определиться, чтобы закончился весь этот кошмар, она делает свой выбор. Это дается девушке нелегко, но она все же решает остаться с ревнивым и постылым женихом, принеся свою любовь в жертву. В этой ситуации она и сама жертва, потому что в жестоком и несправедливом мире только так и спасаются.

 Главная роль в этом фильме стала дебютом студентки Тегеранского института искусств Соха Ниасти. Ее и другую студентку, сыгравшую подругу Махтаб, выбрали из 900 претенденток. Все шесть картин Расула Садрамели это истории о девушках, которым, по его словам, очень непросто живется в Иране. Когда на обсуждении фильма его спросили о том, почему его героини несчастны, он ответил: "Мы живем под санкциями последние сорок лет. Экономически нам никто не помогает. Такая война тяжелее той, когда падают бомбы. Восемьдесят миллионов человек находятся под тяжелым давлением. Они страдают от санкций. Поэтому мне трудно рассуждать о счастье".

Автор статьи: Антонина Крюкова

 

Темы: Культура
Все новости Последние новости