18 мая 2019, 17:56

Британская разведка проникла в российский сейф?

Интересы госбанка ВТБ и "Банка Москвы" в судах представляет компания, связанная с MI5

Британская разведка проникла в российский сейф?

 На днях газеты сообщили о предстоящем визите в Россию британского юриста Майкла Редмана – совладельца крупнейшей судебно-инвестиционной компании Burford Capital. В Москве английский гуру будет выступать на традиционной арбитражной конференции и, очевидно, делиться опытом разрешения международных судебных споров. Об эффективности такого тренинга можно спорить, поскольку сама Burford Capital, проигравшая в последнее время несколько многомиллионных исков, с трудом держится на плаву… Но тревожит  даже не это, а сам факт сотрудничества крупных российских компаний, включая банки с государственным капиталом, с этой юридической конторой, работающей в тесном контакте с британском правительством и спецслужбами.

 Мистер Редман не впервые приезжает в Москву: тремя годами ранее он и его коллега Филиппсон Стивен – старший партнер фирмы PCB Litigation (Лондон) – уже посещали российскую столицу с аналогичной целью.

 PCB Litigation, выражаясь простым языком, – основной подрядчик компании Burford Capital на судебных процессах, где последняя оплачивает защиту интересов одной из сторон. Бизнес Burford строится на том, чтобы инвестировать средства в перспективные чужие судебные иски: компания берет на себя все расходы истца или ответчика (эти расходы, как правило, исчисляются миллионами фунтов стерлингов), нанимает лучших адвокатов "со связями", организует мощную  пиар-кампанию, нацеленную на то, чтобы подготовить судей к "правильному" решению, а там, где это возможно, подключает коррупционный и административный ресурс.

 Грех ведь не воспользоваться возможностью "подмазать" судью или "купить" нужного свидетеля в тех странах, где это обычная практика – в Африке, например, или Латинской Америке… Взамен же Burford Capital в случае выигрыша получает приличную долю от суммы иска: процент комиссии может доходить до половины стоимости оспариваемых активов. Например, если сторона "А" по судебному вердикту должна будет выплатить стороне "Б" 100 млн долл., то Burford Capital, заключившая со стороной "Б" договор о представлении ее интересов в судах на 30% от этой суммы, получит 30 млн.

 Эти цифры взяты, что называется, с потолка, но их порядок в целом соответствует размаху бизнеса Burford Capital. С мелочевкой эта контора не связывается, цена сделки в ее портфолио начинается от 10 млн долл. То есть, по сути, Burford – это обычные коллекторы, специализирующиеся на вышибании очень крупных долгов. И как все коллекторы, они ходят по самому краю правового поля, при первой же возможности выходя за его пределы. А чтоб долгие годы делать это безнаказанно, нужна очень мощная "крыша".

 Такой "крышей" для Burford Capital служит, ни много ни мало, корона британской империи, чьи отношения с Россией сейчас, мягко говоря, не лучшие.

 Чтоб понять это, достаточно взглянуть на фигуру основателя и главного бенефициара Burford Capital сэра Питера Миддлтона, который сейчас, несмотря на почтенный возраст, выполняет функции не только свадебного генерала, но и своего рода гаранта неприкосновенности конторы.

 Миддлтон родился 2 апреля 1934 года, то есть, недавно ему исполнилось 85 лет. Из них 30 лет он проработал в Казначействе Её Величества, дослужившись до должности постоянного секретаря казначейства – вторая по степени влиятельности ступень в иерархии государственной службы Соединенного Королевства. Постоянный секретарь подчиняется только Первому лорду казначейства, каковым сегодня по совместительству является премьер-министр Великобритании Тереза Мэй.

 Безусловно, работа всех чиновников, причастных к казне Её Величества, сопряжена с национальной безопасностью, на защите которой стоит всем известное ведомство MI5 – королевская контрразведка. В Великобритании вот уже несколько веков существует негласный и незыблемый принцип, согласно которому ключевые позиции не только в финансовых институтах государства, но и в крупнейших частных банках могут занимать только люди, связанные с этим ведомством. Причем синекура председателя совета директоров банка – это, можно сказать, почетная пенсия для чиновников такого уровня. Так, бывший директор MI5 барон Джонатан Эванс после отставки в 2013 году занял должность "неисполнительного директора" HSBC – флагмана британской банковской системы. Ну, а Питер Миддлтон, уйдя с позиции постоянного секретаря казначейства, переместился в кресло председателя совета директоров группы Barclays Bank PLC. И уже после этого, в 2009 году, основал Burford Capital.

 В целом, коллекторы в Англии не сильно отличаются от коллекторов из России: ничего святого ни для тех, ни для других не существует. Хотя в случае с Burford один принцип все же соблюдается: эта компания никогда не сделает ничего, что может навредить интересам британской империи, и, наоборот, не преминет воспользоваться случаем, чтобы нанести ущерб её врагам. Ведь, как говорит наш президент, бывших офицеров контрразвездки не бывает, и это правило справедливо не только для России.

 Несмотря на это, услугами Burford Capital и PCB Litigation вынуждены пользоваться многие россияне – как частные лица, так и компании, – чьи дела рассматриваются в английских судах. На сайтах фирм (особенно PCB) чуть ли не половина персонала представлена "russian speaking" сотрудниками – Алина Хмара, Маргарита Робинсон, Алена Шевченко, Анастасия Тропша, –   целая бригада квалифицированных британских юристов со славянскими корнями. Это свидетельствует, с одной стороны, о высоком спросе на подобные услуги со стороны клиентов из России, с другой – о предельной "монетизированности" британской судебной системы.  Система эта устроена так, что выигрывает процесс, как правило, тот, кто вложит в него больше денег. Поэтому услуги посредников-инвесторов типа Burford весьма востребованы.

 В частности, с помощью Burford Capital и PCB Litigation свои иски в британских судах ведут банк ВТБ и не так давно присоединённый к нему "Банк Москвы".

 Попытки "Банка Москвы" вернуть из-за рубежа украденные капиталы длятся уже много лет, и время от времени приносят определенные плоды. Так, в 2017 году PCB Litigation  сообщила о выигрыше в суде Лондона иска "Банка Москвы" против  Андрея Чернякова - бывшего собственника строительной корпорации НПО "Космос". Черняков в  2012 г. вывел за рубеж 11 млрд руб., выделенных банком в качестве кредита на строительство Алабяно-Балтийского тоннеля в Москве, и с тех пор скитается по Европе, находясь при этом в федеральном и международном розыске. С помощью Burford Capital и PCB Litigation, временной администрации "Банка Москвы" удалось изъять и выставить на аукционы элитную недвижимость Чернякова в Великобритании, апартаменты в комплексе Fairooz Tower (Дубай) стоимостью 3 млн долл., а также жилой комплекс во Флоренции, который оценивается в 47 миллионов долларов, и еще одно поместье в Италии.

 Еще одно дело, также выигранное, рассматривалось с участием непосредственно банка ВТБ – как истца. Банк долгое время преследовал другого известного должника – основателя группы компаний САХО Павла Скурихина, – перекачавшего в свои офшоры 1,5 млрд заёмных рублей и также успешно скрывшегося в Европе. С помощью коллекторов из Burford Capital и PCB Litigation ВТБ удалось отсудить две виллы Скурихина на Адриатическом побережье Италии, о чем свидетельствует опубликованный в интернете вердикт Высокого суда Лондона. С одной из этих вилл связана еще и забавная история, о чем в декабре прошлого года рассказывали многие СМИ: итальянских судебных приставов в роскошном доме встретил некий одинокий пенсионер, который притворился лежачим больным, чтобы нежеланные гости не смогли отобрать недвижимость. Приставам пришлось вызывать врачей, которые быстро поставили дедушку на ноги и выдворили за дверь…

 Однако не все дела, ведомые Burford Capital в интересах российских клиентов, венчались успехом. Самым громким и чувствительным поражением британских коллекторов стал иск бывшей супруги известного предпринимателя Фархада Ахмедова, которая спустя 15 лет после развода решила претендовать на солидную часть его капитала – более полумиллиарда долларов. Поначалу коллекторы PCB Litigation сумели добиться ареста яхты Luna, принадлежащей трастовому семейному фонду Ахмедова, и судно больше года простояло на приколе в Дубае. Но два месяца назад суд признал арест яхты незаконным, и теперь уже серьезные проблемы возникла у самой конторы Burford Capital. Мало того, что весь последний год компания несла многомиллионные расходы на армию адвокатов PCB Litigation, пиар-менеджеров и специалистов по добыванию информации, отдельным иском бизнесмен требует компенсировать понесенные им потери от вынужденного простоя лодки в размере 115 млн долл.

 На фоне этого поражения стоимость акций Burford Capital в один момент рухнула аж на 20 процентов. Фирму, поставившую на якорь судно Ахмедова, в британской прессе теперь тоже называют "кораблём", правда, тонущим. Ситуация не на шутка встревожила ключевых акционеров Burford: некоторые из них даже вышли на одиночные пикеты к лондонскому офису компании. На плакате одного из них, чьё фото попало в Twitter, так и написано: "корабль Burford тонет, а в чем причина – в плохих судебных решениях или в непродуманных инвестициях?"

 На прошедшем недавно собрании руководство Burford Capital в полном составе, включая престарелого сэра Питера Мидлтона,  пыталось вяло оправдываться перед акционерами, но, судя, по содержанию стенограммы, звучало это неубедительно. Топ-менеджеры конторы признали, что к обесцениванию акций привел, прежде всего, провал с иском против Ахмедова, но не нашли в себе смелости согласиться, что само по себе участие в этом деле было крайне рискованной, заведомо проигрышной инвестицией…

 Так что Майкл Редман, видимо, летит в Москву не в лучшем настроении, а нашим банкирам, которые продолжают пользоваться услугами его конторы, стоит повнимательнее присмотреться к биографии если не сэра Миддлтона, то хотя бы этого британского гостя. Редман в совершенстве владеет русским, ранее он руководил московским представительством американской компании Diligence International LLC. До него этот филиал возглавлял бывший офицер специальной службы ВМФ США Ник Дэй, с ним вместе работали отставной офицер спецназа армии США и бывший офицер МI5 Эван Макфи. А главой консультативного совета Diligence в США был экс-директор ЦРУ и ФБР Уильям Уэбстер.

 То есть не будет большим преувеличением сказать, что в Москву с лекцией о международных судебных спорах приезжает бывший руководитель американской и английской резидентуры.

 А теперь представьте, на секундочку, какие российские гостайны могут быть доступны этому "лектору", если клиентом его компании является государственный банк? К тому же банк, который осуществляет, в числе прочего, финансирование российских оборонных программ.

Конечно, стремление вернуть в российскую казну деньги, вывезенные за рубеж разными аферистами, можно только приветствовать. Однако нельзя при этом забывать и о других государственных интересах, которые могут пострадать от сотрудничества с конторами типа Burford Capital и PCB Litigation.

Николай ПОТАПОВ.

Темы: Новости
Все новости Последние новости