27 мая 2019, 12:26

Хочешь быть счастливым – стань им.

Санкт-Петербург – город студенчества, здесь царит особый климат свободомыслия, молодежных тусовок и вольницы, а потому в этой среде  постоянно возникают вопросы: ради чего мы родились, что нас ждет в будущем. И потому спектакль "Несколько разговоров о" театра "Практика" в интерпретации Тадаса Монтримаса на международном фестивале "Радуга" вызвал так много споров и противоречивых мнений.

Хочешь быть счастливым – стань им.

 С точки зрения художественной значимости он весьма проблематичен, разве только в нем заложена социальная и нравственная подоплека, обращенная к внутреннему миру молодых людей. Но, как таковая психология 12 персонажей обозначена пунктирно, потому что действующие лица изъясняются монологами "за кадром", а в пространстве сценической коробки девочки и мальчики в черной униформе разыгрывают пластические дивертисменты, напоминающие калейдоскоп немых марионеток. Они прекрасно движутся, выполняя акробатические этюды, парят в воздухе, зависают на белой стене. Таким образом, зрители слушают их откровенные признания по трансляции, а сами фигуры складываются, раскладываются и сжимаются механистически. В принципе упрощенная образность не заключает в себе эмоционального существования артистов, они всего лишь носители современного бытия  молодых людей в том мире, где им никто не даст ответа, как жить и быть счастливым, в том числе Фейсбук и даже религия. Одним словом, тупик, постоянные сражения с пустотой и страхом.

 Инсценизация прозы – дело очень трудное, ответственное, требующее от режиссера проникновения в мир автора, собственное видение его сюжетной линии и героев.

 Я позавидовала смелости Елизаветы Бондарь, решившей поставить повесть Евгения Водолазкина "Близкие друзья" в формате документа, обращенного к памяти двух друзей Ральфа и Ханса, влюбленных в одну девушку Эренстину, до такой степени, что готовы жить одной семьей и делить общее ложе. Но в их планы вмешалась война, и немецкие мальчики оказались в холодной России. Ханс погиб, а Ральф выжил, и вот спустя шестьдесят лет в старческом возрасте решает вместе с женой посетить заросшие поля сражений непокоренной страны.  Зачем? В спектакле брянцевского ТЮЗа это не совсем ясно, можно только предполагать, - реанимировать в памяти тот страшный путь, который он проделал с убитым другом в цинковом гробу, чтобы похоронить его на Мюнхенском кладбище. Идея абсурдная, не выдерживающая никакой логики, тем более во время войны, когда немецких солдат, завернутых в брезент, хоронили в общих могилах. Но молоденький Ральф с тупой настойчивостью доказывает высшему начальству, что он не отступится от своей "бредовой" идеи и, в конце концов, один из генералов в Новогоднюю ночь, заснув на ящике с мертвецом, выдает Ральфу пропуск на проезд с его страшным грузом.

 Пожилого Ральфа бесподобно играет Николай Иванов, точнее, он проживает память о прошлом так, будто все это живет в нем и не покидает его, мучает, укорачивает дни. Причем, все персонажи существуют за стеклом ангара, в котором сидят зрители на неудобных круглых подставках, подобно перелетным птицам на ветках, где расслабиться, вытянуть ноги невозможно. Художник Сергей Илларионов создал для публики отнюдь не комфортные условия просмотра, но видно это было продиктовано режиссерским замыслом.

 В финале сравнительно короткого спектакля – 1 час 20 минут за стеклом появятся три обнаженные фигуры молодых  друзей. Это выглядит очень целомудренно и красиво, напоминая мраморные скульптуры в Эрмитаже, как символ верности и вечной любви.  

Автор статьи: Любовь Лебедина.

 

Все новости Последние новости