21 июня 2019, 14:01

Без права на справедливость

 Московский городской суд отказал сотрудникам правоохранительных органов в реализации их конституционного права на защиту, выразив несогласие с необходимостью возбуждать уголовное дело по явке с повинной.

Без права на справедливость

 После введения в августе 2014 года продовольственного эмбарго, проблема контрабанды обрела качественно иное звучание. Не смотря на угрозу реального уголовного преследования, крупные штрафы и изъятие партий товаров с последующим их уничтожением, со стороны наших западных соседей к российской границе потянулись караваны фур, груженых "санкционкой". Вопрос эффективного противодействия контрабандистам неоднократно признавался приоритетным для обеспечения санкционного режима с самых высоких трибун. Вот только добросовестное отстаивание интересов государства и его экономики вышло для Дамира Байгельдина и его коллеги Николая Грачева боком.

 В феврале 2018 года в оперативной разработке оказался гражданин республики Беларусь Е.Пугачев (фамилия изменена, - прим. ред.). По имевшимся на тот момент сведениям этот человек принимал самое непосредственное участие в перемещении через границу Российской Федерации крупных партий санкционных товаров. Очередной караван состоял из пяти фур, и чтобы обеспечить им беспрепятственный проход границы Пугачев активно пытался склонить к получению крупной взятки сотрудника пограничного управления ФСБ России по Смоленской области.

 Эта информация послужила основанием для задержания Пугачева. Все материалы, связанные с его противоправной деятельностью были переданы в Следственное управление СК РФ по Смоленской области, на основании которых в отношении задержанного было возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 291 УК РФ.

 В последний день февраля 2018 года Пугачев был доставлен в СУ СК России по Смоленской области, а на следующий день стал жаловаться на боли в груди. Проведенное медицинское обследование показало, что у задержанного сломаны два ребра, что, якобы, стало следствием применения к нему физической силы со стороны доставлявших его в здание СУ СК России по Смоленской области Дамира Байгельдина и Николая Грачева. Со слов задержанного, насилие применялось для того, чтобы он дал признательные показания.

 Этой жалобы оказалось достаточно для того, чтобы 26 апреля 2018 года военным следственным отделом СК России по Смоленскому гарнизону в отношении неустановленных лиц было возбуждено уголовное дело № 11802000744000018 по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ. В ходе предварительного следствия Пугачев охотно и часто давал показания, легко меняя их в зависимости от вновь открывающихся обстоятельств, корректировал их, а под конец "вспомнил", что помимо физического воздействия Байгельдин и Грачев вымогали у него взятку в размере ни много, ни мало 3 000 000 рублей. В итоге оперативным сотрудникам были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных пунктами "а" и "б" части 3 статьи 286 УК РФ "Превышение должностных полномочий" и пунктом "б" части 3 статьи 163 УК РФ "Вымогательство".

 Не смотря на то, что уголовное дело основывалось ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО на показаниях человека, преступившего закон, и чья вина была доказана в суде, следствие с упорством, достойным лучшего применения настаивало на вине оперативников.

 К настоящему времени объем уголовного дела достиг 15 томов, однако большую их часть составляют самые разнообразные жалобы Байгельдина и Грачева, а так же формальные ответы на них. Фактов, доказывающих вину офицеров, в деле просто НЕТ! Следствием не доказано вымогательство, не установлен механизм нанесения травм, не доказано, что перелом ребер случился именно в то время, когда Байгельдин и Грачев сопровождали задержанного в СУ СК России по Смоленской области. Результаты проведенной медицинской экспертизы однозначно указывают на то, что травма могла быть получена Пугачевым и до задержания, причем целый ряд фактов указывает на то, что так оно и было.

 Дело в том, что за несколько дней до описываемых событий все пять фур, которые Пугачев должен был провести через границу с Россией, все-таки были задержаны, а контрабандный груз конфискован. Пугачев нес за этот караван персональную финансовую ответственность и в одночасье оказался должен преступным элементам крупную сумму денег, отдать которую сразу не смог. Вполне логично и весьма вероятно, что два сломанных ребра были чувствительным напоминанием со стороны коллег-контрабандистов о том, что свое слово нужно держать, а долги отдавать.

 Но самое интересное заключается даже не в этом, а в том, что после вступления своего приговора в законную силу и смены адвоката Пугачев сделал официальное заявление о том, что совершил оговор Байгельдина и Грачева. Сделать это, по его словам, настоятельно рекомендовал прежний адвокат, предполагавший выстроить на этом стратегию защиты. Не помогло. Свой срок контрабандист все равно получил. Но при этом его заявление никак не повлияло и на уголовное дело оперативных сотрудников, которых он оговорил в попытке избежать предусмотренного уголовным законом наказания!

 Явка с повинной Пугачева была оформлена в УМВД России по Смоленску и 20 ноября 2018 года передана в ВСО СК России по смоленскому гарнизону для принятия решения, которого… не последовало. Документы были попросту оставлены без внимания, а их поступление не было отражено в книге учета сообщений и преступлений. Совершенно естественно, что по этому материалу не были проведены ни необходимые процессуальные, ни следственные действия. А через месяц, 26 декабря 2018 года по явке с повинной Пугачева 2 ВСО СК России по ЗВО вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела… Занавес.

 Это какой-то театр абсурда. Человеку, который заявляет о том, что дал заведомо ложные показания, военные следователи говорят: "Нет, ты ни в чем не виноват". При этом те же люди в погонах и в то же самое время "топят" сотрудников правоохранительных органов, упорно игнорируя и не внося в материалы дела все прямые и косвенные доказательства их невиновности. Показания единственного свидетеля в расчет не берутся, данные биллинга телефонов, доказывающие отсутствие длительных остановок на пути следования в СУ СК России по Смоленской области, не учитываются. ВСЕ ходатайства Байгельдина и Грачева о проведении следственных действий, которые могли бы нарушить картину следствия, остаются без удовлетворения. Альтернативные экспертизы, проводимые специалистами высших категорий, экспертами научных лабораторий, игнорируются и оцениваются как вмешательство в ход следствия.

 Сторона защиты Байгельдина и Грачева в судебном порядке обжаловала отказ в возбуждении уголовного дела по явке с повинной Е. Пугачева. Однако Таганский районный суд города Москвы 17 апреля принял решение оставить жалобу адвокатов без удовлетворения. 19 июня со второй попытки состоялось рассмотрение апелляционной жалобы по этому решению в Московском городском суде.

 Сторона защиты Байгельдина и Грачева настаивала на том, что отказ в возбуждении уголовного дела по заявлению Пугачева незаконен и не обоснован хотя бы потому, что проверка по явке с повинной заняла у военной прокуратуры всего один день, причем, без проведения каких бы то ни было дополнительных процессуальных действий. Де-факто это означает, что никакой проверки на самом деле не было. Никто с заявителем не общался и даже не пытался проверить искренность его показаний. А в основу отказного материала легли те самые, первые, ложные показания Пугачева.

 У суда были все шансы пролить свет на эту историю и досконально разобраться в деле. По стечению обстоятельств во время рассмотрения апелляционной жалобы в Мосгорсуде Пугачев находился в столичном СИЗО №1, с которым можно и нужно было организовать видеосвязь и устранить все сомнения и нестыковки в режиме реального времени. Но, такой уникальной возможностью суд воспользоваться не захотел: в один голос со следствием и прокуратурой он заявил, что допрашивать в рамках судебного заседания по явке с повинной человека, который ее написал, совершенно не нужно, и что к делу это не имеет никакого отношения…

 После такого никто из присутствовавших в зале суда уже не удивился, что, не смотря на всю абсурдность ситуации, на очевидное нарушение гарантированных Конституцией РФ прав граждан на защиту, судья Олег Николаевич Гривко оставил жалобу Байгельдина и Грачева без удовлетворения, а решение суда первой инстанции без изменения, поддержав, таким образом, изначально обвинительный уклон военного следствия.

 Не смотря на обескураживающее решение суда, Байгельдин и Грачев не собираются сдаваться, и намерены идти в отстаивании своих законных интересов до конца. Вот только чем дальше, тем больше пока еще действующие офицеры недоумевают по поводу того, что правды и справедливости от следствия, прокуратуры и суда приходится добиваться так, как будто все они выполняют совершенно разные задачи, порой явно идущие в разрез с интересами государства.

 

Темы: Новости
Все новости Последние новости