3 сентября 2019, 10:17

Портрет писателя в фильме "Сорокин трип"

12 сентября 2019 года Центр документального кино выпускает в общероссийский прокат фильм "Сорокин трип". Это новый проект творческой группы, на счету которой такие резонансные картины, как "Бродский не поэт", "Саша Соколов. Последний русский писатель", "Бедные люди. Кабаковы", посвященные судьбам неординарных личностей российской культуры.

Портрет писателя в фильме "Сорокин трип"

 На этот раз авторы фильма Антон Желнов и Юрий Сапрыкин вместе с режиссером Ильей Беловым и оператором Михаилом Кричманом сняли документальную ленту о писателе, драматурге и сценаристе Владимире Сорокине, авторе текстов "Норма", "Очередь", "Тридцатая любовь Марины", "Голубое сало", "День опричника", "Лёд", "Сахарный Кремль", "Теллурия", "Манарага", позволивших нашему читателю иметь представление о концептуализме и постмодернизме, а также взорвавших советскую литературную традицию и после многолетнего и повсеместного господства соцреализма положивших начало свободной русской словесности.

 Это фильм-монолог: главный персонаж рассказывает о собственной жизни – о детстве в мрачном подмосковном рабочем поселке, знакомстве с московским андеграундом, преследованиях со стороны милиции, КГБ и прокремлевских молодежных организаций, устроивших уничтожение книг писателя у Большого театра ("молодая опричнина" – так говорит Сорокин о движении "Идущие вместе"), о любви к русской классике и будущем России.

 Картина начинается черно-белыми кадрами с типовыми многоэтажками зимнего Ясенево, где когда-то жил Сорокин, – камера скользит между безликими домами, погружая зрителя в бездонный колодец однообразного, безлюдного "московского злого жилья", куда, по слову поэта, "и птица не летит, и тигр нейдёт" Бетонная тощища. Советская хроника с плывущими по черной реке участниками "Заплыва" – иллюстрация этого рассказа конца 70-х, герой которого – младший сержант, награжденный медалью "Государственный пловец", лихорадочно пытается выправить цитату из горящих факелов со словами про современное целевое строительство. Кондовый язык советской печати, "литература жрецов, которые жрут этот мир". Разумеется, соцреализм писателем был отвергнут. "Я увидел непаханое поле, и если у тебя здоровый конь и острый плуг – вперед! Я стал заниматься концептуальной прозой", – говорит Сорокин в фильме. Представители андеграунда, московского клуба концептуалистов – Андрей Монастырский, Эрик Булатов, Илья Кабаков, Игорь Холин, музыкальная группа "Автоматическое удовлетворение" – составили круг его общения. В фильме Сорокин называет подпольное искусство "свободным университетом", и хотя совок не дал им развернуться, ощутимый "удар по сознанию" он все-таки получил. "Все, кто сделал прорыв в литературе, в искусстве – это люди, обладающие культурной наглостью – резюмирует Сорокин.

 За "Норму", считает писатель, государство обязано было автора уничтожить, и это для него было высшей похвалой. Опубликованная в Париже "Очередь" в середине 80-х до советского читателя все же дошла в 1992 году – уже в России, годом раньше – постмодернистский роман "Сердца четырех".

 Визуальный очерк жизни и творчества Сорокина авторы фильма постарались сделать как можно полнее – даром что обошлись без комментариев. Оно и к лучшему: кто же расскажет о себе лучше, чем сам герой. Избегая статичности, авторы фильма пытаются хоть как-то разнообразить места, откуда он рассказывает о своей жизни и творчестве: то это его загородный дом, во дворе которого резвятся в снегу собаки-левретки, то Москва, то Берлин, то мы видим отражение говорящего Сорокина в зеркале. Живая картинка иногда чередуется с мультипликационным изображением из нарезанных кусочков фотографий тех, о ком вспоминает писатель, – вроде как используют современные технологии. Еще одна сторона творческой натуры Сорокина – его картины: можно сказать, целый цикл портретов Достоевского: "Федя в бане", "Федя в виде осьминога" и т.д. Сцена из спектакля, поставленного в 2019 году в Театре на Таганке Константином Богомоловым по роману "Теллурия", для написания которого Сорокин просил силы у дерева, обхватив его ствол, кадры из фильма "Москва" Александра Зельдовича, позднее поставивший еще и "Мишень" по сценарию Сорокина, о которой в фильме отчего-то не упоминается, а стоило бы.

 Было бы опрометчиво не узнать у героя фильма его мнение о современной России, ее будущем. Сорокин признается, что у него была надежда в 1991 году на то, что что-то изменится, но оказалось, что "слишком глубокая заморозка". Он рассуждает об этом в связи с романом "Метель", зимой, как всеобъемлющей метафорой российской жизни. "Зима это мистическое схождение неба на землю, скрытый стыд земли, метель – это чистая метафизика. Будущее России – это ее настоящее, так было всегда". А еще он уверен, что Вселенная конечна и что мы одни во Вселенной, и это чистая божественная стратегия, что нет никаких "братьев по разуму", а есть только мир нашей холодной планеты.

 

Автор статьи:  Антонина Крюкова

 

Все новости Последние новости