12 сентября 2019, 09:20

"Пер Гюнт" Генрика Ибсена в формате перформанса.

От парадоксального Юрия Бутусова, с его особым видением мира и человека в нем можно чего угодно ожидать. Не сказать, чтобы он провоцировал зрителей, как Константин Богомолов, но любое произведение, в том числе классическое, является для него отправной точкой для сочинения спектакля на ту тему, которая его тревожит, беспокоит, заводит. А поймет его публика или нет, это уже ее дело, не исключая уровень подготовки к восприятию закодированной в художественной образности режиссерской трактовки. 

"Пер Гюнт" Генрика Ибсена в формате перформанса.

 Спектакль "Пер Гюнт" по пьесе Генрика Ибсена в Вахтанговском театре представляет смешение всех жанров, в том числе поэтических, музыкальных, драматических, пластических в формате перфоманса. 

 Пробраться к смыслу очень трудно, поскольку сюжет в привычном понимании: завязка, кульминация, развязка заретушированы. Нет так же  конфликта между персонажами, но есть конфликт Пер Гюнта в двух лицах: Сергея Волкова и Павла Попова, (поскольку природа человека двойственна, в нем заложено и плохое, и хорошее), с жестоким и беспощадным миром. 

 Неслучайно на сцене изначально установлено множество зеркальных трюмо, в одном из которых отражается лицо Пер Гюнта, освещенного красным светом, которое будет постепенно меняться. На подмостках появится обнаженный юноша, похожий на сказочного Маугли, рассказывающий матери, сидящей в отдалении Евгении Крегжде, как он преследовал быстроногого оленя, а она будет иронизировать над фантазиями сына. 

 Любовная история Пера и Сольвейг в исполнении Яны  Соболевской тоже подается фрагментарно и самопожертвование  Сольвейг ради любимого оставившую родительский дом, тоже решается пластически в виде поп-арта – застывших художественных  фрагментов. Но режиссер пошел дальше, обмазав двух исполнителей белой глиной и превратив их в живые скульптуры, напоминающие музейные экспонаты, а белая вьюга в виде снежного вихря сметает следы следующих вереницей поколений. И так будет всегда, поскольку красота тоже не вечна. 

 Клиповая режиссера, нацеленная на видео - инсталляции,  не предполагает психологический разработок. Здесь важную роль играет энергия каждого кадра, темпо-ритм стремительного действия. По поводу "кадров" я не оговорилась, режиссер монтирует их не последовательно, по сюжету пьесы, а выхватывая из произведения наиболее выигрышные моменты, связанные с биографией отвергнутого обществом Пер Гюнта. Он, конечно же, хотел бы иметь контакты с матерю, как в детстве, но при каждом общении, это похоже на скрежет железа разбросанных по планшету сцены металлических листов. Недаром один из них мать тащит на сгорбленной спине.

 Можно ли сказать, что спектакль вахтанговцев поэтический? Может быть, но только не по форме, а по поэтическим строкам Арсения Тарковского, включенным в художественную ткань метафорического представления. Концертный стиль музыкальных монологов, то есть, песен на разных языках, стилистически не разрушают атмосферу креативного действия, но сопереживания своим героям здесь нет.  Юрий Бутусов исключает его из своего социального экшена, ( не случайно, - на афише у героя заклеены лентой глаза и рот), нацеленного на активный протест и вызов объявленному апокалипсису. Правда в спектакле есть несколько трогательных моментов и самый пронзительный, это прощание Пера с умирающей матерью, преображающуюся в красивую молодую женщину, вокруг которой сын сооружает баррикады из стульев, разного домашнего хлама и поджигает, таким образом, сжигая все мосты со своим прошлым.

 Итак, Юрий Бутусов со своей командой сумели доказать, что поэтическую притчу о норвежском герое Пер Гюнте, плутающего в поисках смысла и сражающегося  с самим собой можно трактовать, как современную средствами визуального искусства, только для этого надо обладать широким кругозором и желанием познать и реализовать неведомое в своем творчестве. 

Автор статьи: Любовь Лебедина.   

 

Все новости Последние новости