2 октября 2019, 16:13

Пробиваясь в высший свет забудь о чести.

Это особая каста для избранных и чужаков здесь не принимают, будь он со звездой  во лбу, а безродного тем более, ведь он чего доброго может испортить генетический код. 

Пробиваясь в высший свет забудь о чести.

 Там, где происходит резкое расслоение общество на привилегированное сословие и низшее пьеса Александра Николаевича Островского   "На всякого мудреца довольно простоты" сегодня читается режиссером Аркадием Кацем в театре "У Никитских ворот", как комический детектив, в котором не просто высмеивается "рука руку моет", но и прогнозируется деградация светлых умов, от которых никому не светло, но самое интересное заключается в появление фантомов, выдающих себя за мудрецов, способных обвести вокруг пальца и консерваторов, и либералов.

 В трактовке спектакля Аркадия Каца драматургия Александра Островского не подвергается силовым нововведениям ради осовременивания. Ему это неинтересно, поэтому на фоне эпатирующей режиссуры ХХ1-го века он смотрится традиционалистом, слегка отстающим от современного процесса, в то время как публика ему страшно благодарна за верность русскому психологическому театру.

 Впрочем, о психологическом перевоплощении артистов в "Мудреце" и речи не может быть, так как по стилистике это открытый игровой театр лицедеев, представляющих своих героев в гротесковой форме. Поэтому острый рисунок каждого персонажа ложится на абсурдное поведение. Здесь все не совпадает, -  мудрость ходит в служанках у глупости, а угодничество, притворство превращается в козырную карту в объятиях успеха. Ну, разве это не похоже на потребительское общество с "птицей-тройкой" Гоголя, несущейся в пропасть? 

 Неудивительно, что на этом продажном  подиуме появляется умник, не считающий себя лохом и решившим поймать за хвост удачу, плывущую ему в руки. Сыграть "в подкидного" с властными мастодонтами, считающими себя "истиной в последней инстанции".  Гениальный план Глумова в исполнении Сергея УУсталу по втиранию в доверие к богатому дядюшке Мамаеву (артист Валерий Шейман) и его ближайшим соратникам требует смекалки, не дюжей отваги, а также терпения, так как это похоже на хождение по тонкому льду, стоит один раз оступиться, показать свое истинное лицо и пойдешь на дно, руку-то помощи не от кого ждать. Не от глупой же маменьки, кудахтающей, как "беременная" курица, хотя гротеска актрисе Наталье Троицкой не хватает. 

  Операция "Ы" Глумова начинается с роли наивного простака, жаждущего понять недостойным  своим умишкой грандиозные замыслы Мамаева, а точнее использовать его хобби: бесконечно присматривающего себе новую квартиру, которая на самом деле и даром ему не нужна.  Глумов так и вьется вокруг государственного чиновника, обволакивая его лестью и преданностью "червя дрожащего", и вот уже ловушка захлопнулась, Мамаев попался на крючок расчетливого провокатора. Глумов поднимает руку с символическим знаком Виктории. 

 По этой же схеме приятных эпитетов и восторгов в отношении "научного трактата о вреде любых реформ" генерала Крутицкого великий комбинатор Х1Х века действует, как опытный менеджер, хорошо усвоивший главный урок: притворятся своим в любой компании и говорить то, что здесь принято.  Надо видеть, как меняется выражение лица Глумова, его пластика со свободным закидыванием ноги за ногу, когда он на равных беседует с прогрессистом Голутвиным, (артист Михаил Озорнин), пришептывающим и не выговаривающим половина алфавита, но готового идти на баррикады ради свободы,  и, о ужас, оба прожектора на два голоса поет Марсельезу, но, чтобы никто не слышал.  

 С этого момента действие покатится, как с высокой горки, ускоряясь и набирая обороты. Да и актеры, как бы раскрепостятся, разные приколы начнут доставлять  удовольствие, и легкое дыхание возьмет верх. Даже любовная интрижка с тетушкой по распоряжению ее мужа, не уверенного в своей сексуальной потенции, покажется Глумову интересным приключением. Одного он не учел по молодости лет, подкупая полезных людишек, включая прорицательницу Манефу в карикатурном исполнении Ирины Морозовой, что все беды мужчин от коварных женщин. Недаром же Островский дал хозяйке гостиной Мамаев имя Клеопатре, (что очень подходит актрисе Наталье Троицкой, любующейся собой), которая  не терпит рядом с собой соперниц, а уж тем более, чтобы в какой-то там дневник расшалившийся племянник записывал тайные наблюдения и высмеивал своих покровителей. Да, кто такой?! Пусть знает свое место, и "посыпает голову пеплом"… .

 Итак, Глумов разоблачен, конфигурация стульев, обозначающих доходные места, тоже меняется, но городская шарманка продолжает играть незатейливую мелодию, словно заезжую пластинку о потерянной совести в прагматичном мире циников. 

Автор статьи: Любовь Лебедина              

 

Все новости Последние новости