22 октября 2019, 13:09

Судьба. – Игрок. - Маскарад.

Собрать программу 2-го Всероссийского театрального фестиваля "Лермонтовская осень Ставрополья" оказалось делом непростым. Директору Ставропольского академического театра вместе с его командой буквально пришлось выискивать на театральной карте России идущие в репертуаре пьесы Лермонтова. 

Судьба. – Игрок. - Маскарад.

 Как это не покажется странным, но поразительно современный по своему звучанию певец Кавказа, наследник Пушкина оказывается не интересным режиссерской мафии или слишком трудным для игровой стихии. Ставропольский театр имени Михаила  Лермонтова постоянно обращается к его произведениям, а московский режиссер Юрий Еремин, можно сказать, прописался здесь, поставив два художественно полноценных спектаклей: "Герой нашего времени" и "Маскарад", которым закрывался фестиваль и был на голову выше приехавших сочинителей творческого наследия Лермонтова. Употребляя слово "сочинители" я делаю незаслуженный комплимент тем, кто разыгрывали спектакли по заготовленной схеме видеоряда артикулируемого текста. Где-то лучше, где-то хуже, но в них за исключением "Тамбовской казначейши" и "Маскарада" не было главного – авторской позиции постановщика и конкретного адреса ради чего поставлен лермонтовский спектакль.

 Худрук рязанского ТЮЗа Марина Есенина, педалируя на романтических приключениях "Княжны Мери" на Кавказе, изначально сориентировалась на тинейджерах, которым будет интересен Печорин-  мальчик, только-только выросший из коротких штанишек с пропеллером в одно месте, постоянно разыгрывающим то Грушницкого, то княжну Мэри, ну а смертельная дуэль в финале - это всего лишь издержки роста, выброс разбушевавшихся гормонов… Увы, предполагаемого легкого дыхания у исполнителя юного Печорина Дмитрия Мазепы тоже не получилось, а вот крика, бесконечных метаний по наклонному пандусу среди марионеток якобы светского общества было предостаточно. Княжна Мери в исполнении Елены Смирновой тоже мало отличалась от нарумяненных подружек, разве только не дергалась, как кукла, временами впадая в лирический экстаз благовоспитанной дочери княгини Лиговской, одетой художником Александром Якуниным так безвкусно, что любая мещанка могла посмеяться над ней. Имитация светской львицы в исполнении Людмилы Сорокиной тоже выглядела примитивно, не допускающая в круг избранных какого-то там Грушницкого, одетого, как и положено по роли в солдатскую шинель, из - под которой почему-то выглядывало нательное белье. Казалось бы, мелочи, но когда их набирается много, то невольно задумаешься о непозволительной неряшливости. Геометрическая конструкция с теневым театром и веревочной лестницей по окном Веры не смогла удовлетворить разыгравшийся конфликт между двумя антиподами Печориным и Грушницким, переметнувшимся в стан врагов бывшего товарища. Странная мысль возникает в финале тюзовского спектакля: будто расшалившийся не на шутку Печорин сам виноват в холодном презрении окружающих и честь тут не причем. 

  Удивительные метаморфозы происходят с классическими спектаклями, когда режиссер притягивает за уши удобоваримую для него идею и расхожие понятия о человеческом достоинстве, неподвластные толпе. 

  Вот и создатели романтической драмы "Два брата" московского духовного театра "Глас" подумали, что глас божий опустится на них и постановщик Татьяна Белевич сумеет сквозь тернии пробиться к лермонтовской загадке противостояния родных братьев, готовых убить друг друга ради обладания красавицей Верой Загорской в исполнении актрисы А. Хапкиной.  Не получилось, хотя режиссер и пыталась выстроить детективную историю с благородным отцом Дмитрием Петровичем Радиным (актер Н.Каленов) принявшем в объятия блудного сына Юрия,(актер Д.Коробейников) запутавшегося в своих чувствах к Вере, а старший сын Александр (актер Д. Швецов) внешне похожий на стряпчего, вдруг оказывается злодеем, обвиняющем Веру в измене и ждущим от нее раскаянья, поскольку она полюбила его младшего брата. В общем запутанная история и пролить свет на истинный смысл романтической драмы невозможно, разве только понять, что нравственность и целомудрие неподкупны, в противном случае предательство идеалов не имеет прощения, и этот крест надо нести всю жизнь. Но риторика остается риторикой, а сам спектакль, как узник бытовой достоверности топчется на месте и никуда не движется, если не считать смену картин. 

  То ли дело  ставропольский литературно-музыкальный театр "Гармония", разыгрывающий в камерном пространстве "Тамбовскую казначейшу", эдакий остроумный "пустячок" с намеком на человеческую глупость и вечный поиск счастья с живой музыкой трех музыкантов и капельдинером – рассказчиком Игорем Барташем, дирижирующим появлением водевильных персонажей, наивных, нелепых и смешных, которым актеры придают острую характерность. Так штабротмистр Гарин в исполнении Ильи Калинина надутый, самодовольный индюк, уверенный в собственной неотразимости и потому ничуть не сомневается, что может взять любую женскую крепость и "оконный" роман с Авдотьей Николаевной скоро перерастет в штормовую страсть, и близорукий муж, похожий на замороженного истукана тому не помеха. Интрига разыгрывается по всем нотам провинциального водевиля, где вначале Авдотья Оксаны Винниковой строит из себя недотрогу, даму с понятиями семейной чести, но скука берет свое, вязание длинного чулка прекращается и глазки загораются от предчувствия возможного счастья. К тому же ее кузина в озорном исполнении Полины Полковниковой разрабатывает стратегический план по захвату в плен бравого штабротмистра, используя для этого пышную грудь и цепкие коготки хищницы. Само собой, влюбленной паре помогают карты, куда же без них в девятнадцатом веке, Казначей в шутовском исполнении Евгения Задорожного проигрывает заезжему соблазнителю все, в том числе жену, и тут, само собой наступает счастливый хеппи энд. 

  Лермонтовский фестиваль тоже подошел к финалу, участники "Маскарада" вышли на поклон, срывая бурные аплодисменты зрительного зала, в ожидании заслуженных дипломов от строго жюри. Ведь так как Игорь Барташ сыграл роль трагического игрока Евгения Арбенина удается немногим артистам. Презирая пошлый свет, интриганку баронессу Штраль в блистательном исполнении Ирины Баранниковой, отнимая честь у красавца Звездича, (артист Александр Кошелевский), покусившегося на адюльтер с его законной собственностью Ниной, (в неожиданной трактовке Полины Полковниковой, женщины страстной и земной), он сам губит себе, отравленный продажным светом. Правда о невинно загубленной Нине настолько страшна, что избавить его от мук совести может только смерть. 

  Думаю, третий фестиваль Лермонтовской осени в Ставрополе расширит свои границы и здесь появятся спектакли по произведениям современников Михаила Лермонтова. В это хочется верить, так как ставропольские зрители ждут новых впечатлений от приезжающих   театров, способных дарить надежду на прекрасное, вопреки серым будням и пустой суете. 

Автор статьи: Любовь Лебедина. 

Фотография представлены Ставропольским театром.

Все новости Последние новости