4 января 2020, 10:42

"Одесский пароход" Михаила Жванецкого и Сергея Урсуляка заблудился в Черном море.

 Обещанный Первым телеканалом фильм "Одесский пароход" по хорошо знакомым рассказам Михаила Жванецкого все ждали с большим нетерпением. Особый интерес вызывал тот факт, что фильм поставил один из лучших кинорежиссеров Сергей Урсуляк, впервые решивший попробовать себя в жанре комедии. К тому же на съемочную площадку были приглашены лучшие актеры страны, так называемый цвет русского театра и отечественной кинематографии, от перечисления имен которых кружится голова. 

 "Одесский пароход" Михаила Жванецкого и Сергея Урсуляка заблудился в Черном море.

 Но уже с первого кадра что-то засбоило и пароход, который никак не может отшвартоваться от причала с бестолковым капитаном в исполнении дергающегося будто на ниточках Сергеем Маковецким стал напоминать взятый напрокат из журнала "Огонек" комикс  с внушительной "бородой" старого анекдота. Дальше – больше. К горлу подступало разочарование и смеяться вовсе не хотелось, когда самолет с пассажирами попадал в зону турбулентности, а командир авиалайнера заикаясь спрашивал, кто может посадить самолет. И милая бортпроводница – Марина Александрова, и рисковый капитан – Сергей Угрюмов, и мужественный дальневосточник – Сергей Пускепалис  добросовестно выполняли предложения режиссера, но аварийную ситуацию не проживали, риск оставался где-то за бортом самолета. Игровое кино с каскадом опасных для жизни трюков в духе Чарли Чаплина не получался. 

 Ситуация немного выровнялась и приблизилась к мудрому подтексту рассказов Жванецкого, когда Владимир Машков с двумя яблоками пытался преподать урок математики тупому, конопатому сынишке, взвиваясь до потолка и готового вместе с выброшенным яблоком выпрыгнуть в окно. Было смешно наблюдать за морским "волком" в тельняшке и татуировках на голых руках, пытающегося из последних сил вразумить непонятливого отпрыска. А в это время на соседнем балконе - пузатый Дон Жуан Михаила Пореченкова пробовал на расстоянии обольстить жену матроса, которая не прочь пофлиртовать с отважным соблазнителем, но Чулпан Хаматовой пришлось сжаться и оборвать наметившийся адюльтер на самом интересном месте…

 Надо сказать, Урсуляк поскупился на развернутые сюжеты с большими актерами. Некоторые из них только мелькали в проходящих этюдах. Та же Ирина Муравьева в образе торговки семечками или Авангард Леонтьев, обратившийся за консультацией к зубному врачу на свадьбе, то есть, Игорю Золотовицкому, не знающему куда скрыться от дотошных пациентов, включая мадам Грицацуеву с "халой" на голове в исполнении Светланы Крючковой. 

 Больше повезло тем актерам, у которых была какая-то биография, хотя бы маленькая. Дуэт Федорова Добронравова и Романа Мадянова во время отчетного собрания на ликероводочном заводе был разыгран в лучших традициях театра дель арте. Психофизика подвыпивших руководителей, путающих имени и лица товарищей, соответствовала комическому бурлеску. Оба артиста, подобно двум трагическим клоунам не могли понять, каким образом среди винных бочек появлялись "черти" и почему месяц назад исчезла в недрах завода экскурсия… 

 Этот рассказ в исполнении самого Михаила Жванецкого прежде доводил публику до обморочного смеха. Теперь же,  в данном кино эпизоде , мастера перевоплощения "приняв на грудь" драйв комических событий тоже знали, как им не сплоховать и довести абсурдную ситуацию до  рядового явления. Довольно убедительно, на грани нервного срыва выглядел герой Михаила Ефремова, который, оказавшись в вытрезвителе, до этого так написался, что ничего не помнит, и теперь с помощью сокамерника выясняет, как он дошел до жизни такой, что ему нет пути назад: ни на работу, ни домой. 

 Одним словом, выиграли те артисты, которые смогли за короткое время прожить свои роли, сделать характеры достоверными, а значит и смешными, нелепыми.  В свою очередь Сергей Урсуляк не сумел соединить комические новеллы в единый пазл комической фантасмагории. К тому же придуманные им два хора ветеранов: мужской и женский не добавили разноцветной радуги в застойные 70- годы, столь памятные для многих зрителей и вызывающие  ностальгию о лучших временах. Вот почему финал фильма по рассказам Михаила Жванецкого с наплывом камеры на автора со знаменитым портфелем и уходящего вдаль, воспринимается в виде грустной истории уплывающего вдаль "Одесского парохода".

Автор статьи: Любовь Лебедина. 

 

Все новости Последние новости