10 января 2020, 12:17

Наивные колядки Коляды на Новой сцене театра имени Вахтангова

 Известный своим парадоксальным мышлением драматург и режиссер Николай Коляда, обосновавшийся в Екатеринбурге с авторским "Коляда-театром", ставил свои пьесы повсюду, кроме Вахтанговских подмостков. То ли его не решались приглашать, то ли очередь не доходила, но в  конце минувшего года здесь состоялась премьера "Бабы Шанель" и зритель повалил валом в надежде получить удовольствие от смешной комедии в исполнении актрис старшего поколения на  "запасных скамейках". 

Наивные колядки Коляды на Новой сцене театра имени Вахтангова

 Таким образом, дирекция убивала двух зайцев: комическая история Коляды обеспечивала коммерческую прибыль театру, а возрастные актрисы получали большие роли и горели на работе. Одним словом, всех подстерегала долгожданная эйфория. Но не все оказалось так гладко, как предполагалось в отношении актерского ансамбля. Точнее он был, но двигался в противоположную сторону от авторского замысла, не сюжетного нет, а ощущения комического бурлеска. 

 Малочисленный хор пенсионерок, состоящий из пяти бабулек, это то поколение, которое по законам природы отживает свое и государство вынуждено его терпеть, как наследие прошлого. Тут два выхода: или ложись и помирай, или сопротивляйся, не в смысле демонстраций против увеличения пенсионного возраста, а в плане продолжения активного образа жизни, невзирая на прожитые годы и одолевающие болезни. И тут главным лекарством от всякой там депрессии и одиночества Коляда предлагает   художественную самодеятельность в виде хора инвалидов, обнаруживших в себе не дюжие способности, а значит и уважение к себе. Тем не менее в результате "звездной болезни" возникает досадная нестыковка между страстным желанием продолжать "любить искусство в себе" по Станиславскому и "естественным отбором" природы, которое никто не отменял. Именно на возрастные курьезы своих героинь актрисы и должны были обратить особое внимание, то есть, утрированную пластику стареющего тела, преподносящего неожиданные сюрпризы, в виде падений в самые торжественные моменты, аберраций памяти и так далее. Что выглядело бы весьма органично для лицедеек, иронизирующих  по поводу непослушных "органонов", как это происходит в спектакле "Мнимый больной" по пьесе Мольера на большой сцене. 

 Но ни одна из мастеровитых актрис, ни Елена Ивочкина, изображающая бубнящую себе под нос 90-летнюю Капитолину Петровну, ни Агнесса Петерсон, восторгающаяся интеллектом Сары Абрамовны, скандирующей наизусть отрывки из Марины Цветаевой и Анны Ахматовой, ни Элеонора Шашкова в роли Ираиды Семеновны, делающая всем замечания, не наделили своих героинь острой характерностью, столь необходимой для комиксов. И только Светлана Йозефий  не постеснялась превратить, слабо видящую Нину Андреевну в прыгающею старушку с хвостиками, застрявшую где-то в детстве. Ведь именно хор в ДК Общества глухих, что само по себе уже смешно, является для них тем магнитом, который притягивает всех и делает счастливыми. Так вот этот островок счастья после празднования 10-летнего юбилея пытается отобрать, присвоить какая-то разукрашенная, наглая, бездарная Баба Шанель ( актриса Наталья Масич). А помогает ей совершить переворот под видом эксперимента, руководитель ансамбля "Наитие", наивных хористок, коих жизнь ничему не научила, кроме одного: "Любить друг друга". 

 Сергей Пинегин в образе лихого баяниста Сергея врывается к скучающим певуньям между оливье и середкой "под шубой" будто вихрь. Маленький, в хромовых сапожках и цветном пиджачке "Аля - Рюсь" он вертится как заводная палеховская игрушка, произносит дифирамбы в честь каждой участницы ансамбля и все это для того, чтобы подготовить почву для "свежего ветра перемен", а короче ликвидации замшелого коллектива. Вот тут, наконец, действие сдвигается с точки "вечной мерзлоты" и лед однообразия дает трещину, из которой вырывается пламя негодования и возмущения.  Откуда только берутся силы и внутренняя энергия у доверчивых бабулек... Предателя готовы стереть в порошок, но страх возможного расформирования оказывается сильнее. вседозволенность берет верх, потому что защитить сарафанных героинь в кокошниках некому. (Художник народно-прикладного искусства Максим Обрезков). Бескорыстным альтруисткам придется сдаться и отойти на задний план, в темную глубину освещенной сцены, так как даже там, невидимые зрителями они будут ощущать нужность друг другу и путая "До" с "Соль" петь о великом счастье убывающей жизни…

Автор статьи: Любовь Лебедина.  

 

Все новости Последние новости