11 января 2020, 17:37

Проблемы Ирана затронули Театр Наций

 Постсоветский театр с упразднением цензуры давно забыл, что такое политический театр, так сказать, "с чем его едят" и ударился в "развлекуху", потакая массовому искусству, изредка разбавляя репертуар классикой, и то переписанной на новый лад, под влиянием поставангарда. 

Проблемы Ирана затронули Театр Наций

 И вот неожиданно для всех Театр Наций решил поставить пьесу Ивана Вырыпаева "Иранская конференция", точнее не пьесу в привычном понимании, а череду монологов интеллектуальной западной элиты на конференции в Копенгагене, обеспокоенной тоталитарным режимом в странах Ближнего Востока, попирающих свободу личности и уничтожая людей под видом врагов священного Корана. 

 Прекрасно понимая, что избалованная столичная публика, далекая от проблем внешней политики не станет смотреть спектакль-диспут о спасении западной цивилизацией  иранского народа, художественный руководитель театра Евгений Миронов, посоветовавшись с постановщиком Виктором Рыжаковым, (ныне назначенным главным режиссером "Современника"), решил испробовать беспроигрышный вариант – пригласить известных звезд, уж на них точно повалит народ… И не ошибся в своем решении, билеты раскупались мгновенно, ну, а о чем пойдет речь не так уж важно, главное похвастаться перед друзьями, что живьем видели прославленных артистов, причем в двух или трех составах. Так, на всякий случай, чтобы из-за востребованности в других антрепризах  любимцев публики, не отменять представлений. И тем не менее солидные гонорары актерам, согласившимся на этот рисковый эксперимент, обязывали дирекцию искать другие площадки для проката политического спектакля. Поэтому в конце рождественских каникул три вечера играли на сцене императорского Малого театра. По моим наблюдениям зрители были разные, тех, кто впервые попал в роскошный зал с позолотой, и тех, кто хотел во отчую убедиться в хваленном мастерстве модных артистов. Видимо поэтому Виктор Рыжаков перед началом представления выступил с пожеланиями не настраиваться на веселый лад, а хорошо поработать, то есть, "включить мозги" и подумать. Понять режиссера было можно, ведь от того, как пройдет спектакль, зависело его реноме.

 Впрочем, Виктор Рыжаков зря переживал, поскольку всю нагрузку взяли на себя исполнители. Все зависело от того,  насколько эмоционально и заразительно они смогут донести до зрителя мыслительный процесс своих героев, их чаянья и переживания, насколько будут убедительны в ощущениях  многополярного мира и столкновении разных цивилизаций и как не покажется странным истинного счастья и смысла жизни. 

 Надо сказать, Иван Вырыпаев не стал педалировать на традициях мусульманский культуры и религии, так как для него это чужая территория, а вот мировоззрение европейцев, смотревших на неразрешимые проблемы Ирана издалека, он подверг тщательному разбору, проанализировав нравственные аспекты и веру в спасителя человечества.. Для кого-то, как для журналиста  Магнуса Томсена, (артист Александр Вертков), есть только выгодный Бог, а свободы, как таковой и вовсе нет, только ее иллюзия. Он вступает в яростный спор с другой журналисткой Астрид Петерсон в креативном исполнении Марины Дровосековой, просидевшей три месяца в иранской тюрьме, поначалу выступающей за смертную казнь, а потом провозглашающей три составляющих свободного человека: знания, анализ и сексуальную ориентацию. Ей противен изотерический пафос речей Оливера Ларенса – "познай себя сам", убедительно сыгранный мастером литературного слова Авангардом Леонтьевым.  Эмма Шмидт Светланы Ивановой-Сергеевой, как бы разряжает напряженную атмосферу конференции, рассказывая о своем пребывании в чилийской деревне, где люди живут страшно бедно, но они счастливы, а почему, она так и не смогла понять. Жирную черту под шумной дискуссией подводит известный дирижер Паскуаль Андерсен в мастерском исполнении Станислава Любшина. Создается такое впечатление, что он дирижирует невидимым оркестром, создавая симфонию правды, которая стоит над всем и побеждает ложные мифы. 

 Казалось бы, за два часа реального времени актеры должны были исчерпать все свои способности и  доводы в адрес многополярного мира, но на сцену выходит главная свидетельница иранского режима поэтесса Ширин Ширази в исполнении Нелли Уваровой.  Просидевшая под домашним арестом 20 лет, она не изменила ни своему предназначению, ни Аллаху, ни любви, в которой и заключалась внутренняя свобода, презирающая любой страх.

 Так постепенно зрительный зал втягивался в орбиту монологов, рожденных в процессе познания мира и самого себя. Поэтому, тем зрителям, которые это почувствовали, сверяя свой жизненный опыт с опытом героев Ивана Вырыпаева, по- моему, было не скучно, а интересно и полезно. 

Автор статьи: Любовь Лебедина.       

Все новости Последние новости