17 января 2020, 22:20

Burford Capital стал заложником собственной алчности

Участие скандального британского фонда в судах против Фархада Ахмедова может быть признано незаконным

Burford Capital стал заложником собственной алчности

 Высокий суд Лондона рассмотрит факты, свидетельствующие о незаконном участии судебно-инвестиционного фонда Burford Capital в семейном споре российского миллиардера Фархада Ахмедова и его бывшей жены Татьяны. Об этом сообщает Daily Mail со ссылкой на брифинг, который провела юридическая компания, представляющая интересы 26-летнего британского бизнесмена Темура Ахмедова – сына Фархада и Татьяны Ахмедовой. С высокой вероятностью эти слушания приведут к пересмотру вердикта, ранее вынесенного в пользу Татьяны Ахметовой, и к серьёзным финансовым проблемам у фонда Burford Capital.

Британская  финансово-юридическая компания  Burford Capital, которая инвестировала свыше 15 млн фунтов стерлингов в попытку разорить российского предпринимателя Фархада Ахмедова через бракоразводный процесс и раздел имущества, оказалась не только на грани банкротства, но и в центре нового громкого скандала. Потерпев фиаско в попытке ареста принадлежащей трастовому фонду бизнесмена яхты Luna и передела других его активов, а также нарвавшись на встречные иски миллиардера,  компания Burford лишилась не только ожидаемых прибылей, но и репутации, что вылилось в прошлом году в  обвальное падение ее акций и отказ многих  клиентов от сотрудничества с неудачливым фондом.

При этом назвать Татьяну Ахмедову "пострадавшей" при всем желании трудно. Как сообщали британские СМИ, бывший супруг после развода оставил ей дом в графстве Суррей стоимостью более 20 млн фунтов, а также коллекцию живописи, оцененную экспертами еще в 30 миллионов фунтов. "Обделенным" в этой ситуации остался разве что фонд Burford Capital, чьи владельцы надеялись заработать на инвестиции в иск Ахмедовой более 100 млн фунтов, но пока получили лишь встречные иски на сумму 250 млн фунтов – за незаконное удержание яхты в течение 15 месяцев.

В сложившейся отчаянной для себя  ситуации Burford решил разыграть последний козырь, который оставался в активе этой компании – благо, договор с бывшей супругой Ахмедова Татьяной, которая несколько лет назад доверила этому фонду представлять ее судебные интересы, предоставлял британским юристам полную свободу действий. Не сумев добиться вожделенных "контрибуций" от Фархада Ахмедова, коллекторы из Burford обратили свои взоры на имущество его сына Темура, который, как и его мать, проживает в Великобритании, владеет независимым от отца бизнесом и серьезными активами. Кроме того, как сообщает Daily Mail, они демонстрировали в суде фрагменты частной электронной переписки Темура Ахмедова, из которой якобы следует, что его отца есть деньги. Законность получения и использования подобных материалов – тоже под большим вопросом.

На всем протяжении бракоразводного процесса, отмечает газета, Темур Ахмедов поддерживал хорошие отношения и с отцом, и с матерью, и никогда не пытался участвовать в их судебном споре. Однако теперь он был вынужден представить в Высокому суду свои аргументированные претензии к Burford. Ахмедов-младший собирается доказать незаконность участия судебно-инвестиционного фонда в бракоразводном процессе его родителей, что может повлечь за собой и пересмотр вердикта британской  Фемиды, присудившей ранее взыскать с Фархада Ахмедова рекордные "отступные" в 453 миллиона фунтов в пользу экс-супруги, а на самом деле в значительной мере  – в пользу Burford.

По мнению Темура Ахмедова,  попытки посягнуть на его собственность инициированы не матерью Татьяной, а именно фондом Burford Capital,  сотрудники которого и не подумали согласовать с доверительницей свои действия. Соглашение между Татьяной Ахмедовой и Burford, говорится в пресс-релизе, распространенном юристами Темура, составлено таким образом, что его мать вообще никак не может влиять на принимаемые юристами фонда  решения. Таким образом,  Лондонский суд столкнулся с неприглядной картиной, где  изначальные материальные претензии Татьяны Ахмедовой к бывшему мужу оказались   полностью подменены финансовыми интересами судинвестора, который игнорирует  даже общепринятые моральные границы.

Как полагают адвокаты, представляющие Темура Ахмедова на  открывшихся в Лондоне новых судебных слушаниях, в скандальном деле семьи Ахмедовых было нарушено одно из фундаментальных  правил британского  права – о недопустимости финансирования процесса третьей стороной на условиях последующего получения ею в качестве вознаграждения части спорных активов. Кроме того, в соответствии со статьей 58А британского закона о судах и юридических услугах от 2009 года в судах по семейным делам не может применяться так называемый "гонорар успеха" – дополнительное вознаграждение адвокату от выигравшей стороны.

Однако платежи Burford Capital, проанализированные юристами Темура Ахмедова, показывают, что фонд в рамках бракоразводного процесса его родителей применял именно такую практику. В частности, пользуясь более трех лет адвокатскими услугами конторы PCB Litigation, фонд перевел на её счет оплату в размере 3 млн фунтов лишь в июне прошлого года – после того, как удалось получить мизерную часть присужденных Ахмедовой "отступных". Всего же за почти два года, прошедших с момента вынесения спорного вердикта, судинвестор "выбил" не более 1 процента от ожидаемых 453 миллионов.

Таким образом, компания Burford Capital, которая взялась финансировать  бракоразводный судебный процесс с целью заработать на этом немалую комиссию, скорее всего, останется ни с чем. Материальное фиаско фонда органично дополняет моральная сторона этой истории, в которой  юристы Burford пошли  вразнос, пытаясь от имени матери отсудить активы ее сына.

Инициированное Темуром Ахмедовым раскрытие тайных деталей контрактов между Burford Capital, Татьяной Ахмедовой и PCB Litigation может стать последним гвоздем в крышку гроба не только этой компании, но и всего судебно-инвестиционного бизнеса – ведь подобная практика стала в последние годы весьма распространенной.

Между тем, бизнес  Burford и без того висит на волоске по результатам недавнего скандального расследования отчетности этой структуры, проведенной американским биржевым шорт-селлером Muddy Waters. По итогам работы пытливых американцев  выяснилось, что британский судебно-инвестиционный фонд, являясь публичной компанией, долгое время обманывал акционеров,  искажая  данные о возврате инвестиций и завышая финансовые ожидания от финансируемых судебных процессов. Кроме того, конфликт интересов и предпосылки к искажению отчетности были заложены в самой структуре управления фондом, где функции финансового директора (CFO) исполняла жена генерального директора (CEO). Обнародование  этих сведений и провал  Burford Capital в "деле Ахмедовых"  привели к падению стоимости компании  на 60 процентов.

 Новый скандал, похоже, сулит полную катастрофу.

Все новости Последние новости