4 марта 2020, 10:20

БЕРЛИНАЛЕ: ОСТАЮТСЯ ВОПРОСЫ

Мало кто сомневался в том, что главный приз 70-го Берлинского кинофестиваля достанется фильму опального иранского режиссера Мохаммада Расулофа "Зла не существует" на тему смертной казни в Иране. Режиссер-диссидент, с запретом на профессию, разумеется, невыездной, как не поддержать. Что касается решения политического, тут все ясно и вряд ли стоит его оспаривать.

БЕРЛИНАЛЕ: ОСТАЮТСЯ ВОПРОСЫ

 Что касается решения художественного, что ж, фильм, состоящий из нескольких новелл, из которых самой интересной является, пожалуй, первая – про обыденность жизни палача (вспоминается фильм Алексея Мурадова "Змей" на ту же тему, да и "Палач" Берланги, фильмы разных жанров, разных национальных традиций), -  фильм не выдающийся, так ведь прорывов, а следовательно особых конкурентов фильму Расулофа в этом году в Берлине не было. 

 Все сколько-нибудь заслуживающие внимания картины конкурса жюри под руководством известного британского актера Джереми Айронса так или иначе отметило. Причем, весьма точно и корректно. Даже скандальную ленту Ильи Хржановского и Екатерины Эртель "Дау. Наташа", вокруг которой самого скандала было больше, чем причин для этого самого скандала. В первой своей половине – это достаточно камерная история будней некоей буфетчицы Наташи и ее молодой напарницы, с которой она то дерется, то милуется, общаясь на русском матерном языке (роли исполняют непрофессиональные актрисы). За пределы двух-трех стиснутых помещений действие почти не выходит, символизируя удушливое пространство человеческого существования в условиях нечеловеческого сталинского режима. Про реальный секс писали уже очень много, про сексуальные пытки тоже, но вот как быть с Дау?  С Нобелевским лауреатом Львом Давидовичем Ландау? Про которого вроде бы фильм? Куда он делся? (Пусть даже проект разросся, но имя-то Ландау в названии осталось). Конечно, появляется группа в очочках (стало быть, ученые из того самого исследовательского центра) и энкэвэдэшники, их сопровождающие (стало быть, ученые эти особо засекреченные), откуда-то возникает не то француз, не то бельгиец, с которым у Наташи и происходит тот самый реальный секс… В общем, разобраться в происходящем без использования напитка, которым сильно увлекаются персонажи, невозможно. Даже нам. А как быть иностранцам?

 Поэтому жюри, которому сложно было оставить без внимания столь шумный, столь амбициозный проект, который явно выделялся на неярком конкурсном фоне, нашло прекрасный выход. Наградило оператора – Юргена Юргенса (Серебряный медведь "За выдающийся художественный вклад"). Что тут возразить? Работа знаменитого мастера, сотрудничавшего с Фассбиндером, Вендерсом, Ханеке, как всегда, высококачественна.

 Название фильма американки Элизы Хиттман "Никогда, редко, иногда, всегда" (это мы уже в переводе расставили запятые, в оригинальном названии их нет) расшифровывается следующим образом. Несовершеннолетней девушке, которая приезжает со своей кузиной в Нью-Йорк, чтобы сделать там аборт (в ее родном штате требуется разрешение родителей, чего она всеми силами старается избежать), некая бюрократка от медицины задает сухим неэмоциональным тоном вопросы по поводу состояния ее женских органов (ответы заносит в компьютер). Никогда? Редко? Иногда? Всегда? Девушке требуется выбрать нужный ответ. Картина четкая, внятная, такая же, как и эти вопросы. Только один вопрос все же остается. Девушки приезжают на один, максимум на два дня. Почему они назойливо таскают огромный тяжеленный чемодан по всему городу? Что они могли туда напихать?

 И еще один вопрос. Более серьезный. Речь здесь идет, может быть, о жизни или смерти… кота. Если что-то должно запомниться из программы юбилейного Берлинале, то это сцена с котом из тонкого изящного фильма корейца Хон Сан Су "Женщина, которая убежала" (приз за лучшую режиссуру). Диалог главной героини фильма, которая прикармливает бродячего кота, с соседом, которому это не нравится, вежлив и совершенно абсурден, он не заканчивается ничем, и судьба кота остается неопределенной.

 Немой вопрос задает сам кот, выразительно глядящий на обоих (что вызывает у зрителей долго не прекращающийся, дикий, истерический приступ смеха): "Так будут меня кормить или нет?"

 Актерские призы – Пауле Бер за немецкую "Ундину" Кристиана Петцольда и Элио Джермано за итальянского "Спрятавшегося" Джорджо Диритти, где он сыграл сумасшедшего художника-примитивиста Антонио Лигабуэ, особых вопросов не вызывают. Три итальянских фильма в конкурсе, плюс "Пиноккио" Маттео Гарроне на основном экране (в этом году присутствие итальянского кинематографа на Берлинском фестивале очень весомо), безусловно, заслуживали внимания (фильму братьев-близнецов Фабиано и Дамиано Д’Инноченцо "Плохие сказки" достался приз за лучший сценарий). Страна-хозяин также выступила с тремя фильмами в конкурсе, и не отметить хоть один из них было бы неловко. 

 Главный же вопрос, который остался после юбилейного, 70-го Берлинале, где дебютировало новое руководство  – Карло Шатриан и Мариетта Риссенбек - не слишком ли резко фестиваль изменил курс? Не слишком ли явно он отвернулся от кино зрительского? Хорошо ведь придумали второй конкурс "Столкновения" по типу каннского "Особого взгляда", где как раз место поиску, эксперименту. Берлинале – это один из трех крупнейших европейских кинофестивалей, и его основной конкурс, как представляется, должен все же привлекать внимание не только киноманов, но и широкой публики.

Автор статьи: Евгения ТИРДАТОВА 

 

Все новости Последние новости