28 марта 2020, 12:54

Слово против слова или кто и зачем выгораживает зерноградскую "элиту"?

Скандал на дороге с сыном богатых родителей грозит жителю Зернограда Юрию Плотникову уголовным преследованием.

Слово против слова или кто и зачем выгораживает зерноградскую "элиту"?

Рассмотрение очень странного дела об угрозе убийством началось в Зерноградском суде Ростовской области еще 27 февраля. Не задокументированный инцидент на ночной трассе и перепалка у автомойки обросла мифами и обернулась для местного жителя Юрия Плотникова уголовным преследование по серьезной статье.

Инцидент, с которого началась эта история, произошел пятничным вечером 20 сентября прошлого года. Юрий Плотников со своим коллегой возвращался с работы домой в Зерноград по трассе Ростов-на-Дону – Ставрополь. Проехав станицу Кагальницкую, их гружёный микроавтобус Fiat Ducato начал обгонять фуру. Водитель BMW X3, ехавший сзади, который также хотел обогнать большегруз, посчитал, что преимущество в выполнении маневра должно было остаться за ним.

Далее, по словам Плотникова, BMW X3 подкатился к микроавтобусу и стал моргать фарами, слепить его дальним светом. Когда Fiat вернулся на свою полосу, водитель за рулем BMW решил преподать ему "урок" правильного вождения: заняв место перед микроавтобусом, он стал резко замедляться, ускоряться, препятствовать нормальному движению.

Оба автомобиля в итоге оказались в Зернограде. BMW заехал на автомойку, где машину увидел Плотников. Юрий решил не упускать возможности поговорить с водителем иномарки о причинах такого странного поведения на дороге. Но разговора не состоялось. По словам Плотникова, подойдя к BMW, он получил в лицо струю жгучей жидкости из перцового баллончика. Вещество попало в нос и уши. "Распылителем", как позже выяснилось, оказался 21-летний молодой человек. На пассажирском сиденье при этом находилась его мать, а через несколько минут к ним присоединился и отчим. Скандал, к счастью, не перерос во что-то большее. Обошлось без рукоприкладства, да и никакое имущество не пострадало. Тем не менее, история получила продолжение.

Через несколько дней жене Плотникова позвонили из полиции и сообщили о возбуждении в отношении её мужа уголовного дела по статье "угроза убийства". Заинтригованный Плотников сам обратился к стражам правопорядка. Обращение в медицинское учреждение подтвердило поражение слизистых носоглотки. Было написано заявление о факте незаконного преследования. Но назвать расследование всех обстоятельств произошедшего объективным очень и очень трудно.

Главное препятствие на пути к определению истинной причинно-следственной связи заключается в отсутствии документально подтвержденных обстоятельств начала конфликта между двумя водителями. Видеозаписи инцидента на трассе Ростов-на-Дону – Ставрополь в материалах дела нет. Нет в них и пояснений водителя фуры, который мог бы пролить свет на эту запутанную историю. Однако, к материалам дела приобщено сразу несколько видеозаписей с камер видеонаблюдения, установленных на фасаде автомойки, около которой произошла вторая фаза конфликта, но к которым сотрудники следственных органов отнеслись с известной долей невнимательности.

Первый том уголовного дела, как и положено, содержит описания каждой из видеозаписей, однако по нашему субъективному мнению они носят достаточно фрагментарный характер, а часть деталей так и вовсе ускользнула от профессионального взгляда следователей. Взять хотя бы эпизод, который Плотников описывает как "распыление в его сторону жидкости из газового баллончика". На записях действительно отчетливо видно и облако аэрозоля, распыляемое водителем BMW X3 в сторону водителя Fiat Ducato, видна его вытянутая рука, видно, что данное действие имело неоднократный характер, и что одно из облаков аэрозоля "задело" водителя Fiat Ducato, причинив ему, судя по его реакции, определенные физические страдания. К сожалению, эта ключевая составляющая второй фазы конфликта водителей так и не получила со стороны представителей следственных органов должной оценки.

Объективному рассмотрению дела могли бы помочь дополнительные исследования и экспертизы (в том числе с участием полиграфолога), но и они не были назначены. Не помогли даже жалобы в прокуратуру. В результате всех этих действий, а точнее бездействий сложилась парадоксальная ситуация, когда материалы дела имеют минимум задокументированных объективных обстоятельств и максимум субъективных в виде показаний и объяснений непосредственных участников конфликта. В итоге мы имеем классическую ситуацию "слово против слова", когда в отсутствие иных доказательств "неустранимое противоречие" должно трактоваться в пользу обвиняемого. Должно, но, к сожалению, не трактуется.

Как предполагает Плотников, происходит это из-за того, что слова одного из участников конфликта имеют больший вес, чем слова другого. Работники следственных и надзорных органов хорошо знакомы с отчимом водителя BMW X3. Глава семейства трудится в зерноградском отделении местного банка на хорошей должности. Зная это, становится понятнее, почему разговор на повышенных тонах на автомойке для одних обернулся статусом потерпевших по делу "угроза убийством", а для другого – химическими ожогами и статусом обвиняемого.

12 марта Зерноградский суд заслушал показания свидетелей стороны обвинения. Их слова ожидаемо разошлись с тем, что говорили свидетели Юрия Плотникова, которые характеризовали его как человека, не способного к угрозам убийством. Свидетель "потерпевших" старший дознаватель ОМВД по Зерноградскому району рассказал, как проводил допрос работников автомойки в присутствии третьего лица. Также он раскрыл суду любопытный "факт" о том, что Плотников в личной беседе с ним якобы признавался, что хотел догнать и избить молодого человека. Явился на суд и отчим лихача. Он уверял судью, будто Плотников не хотел решать вопрос миром и угрожал "прибить" сидящих в машине.

Довольно странно, но местная прокуратура почему-то оказалась обеспокоенной интересом прессы к этому делу. Более того, перед судом даже было озвучено ходатайство о проведении слушания в закрытом режиме, которое, однако, было отклонено. Виной тому, скорее всего, стали публикации, периодически появляющиеся в социальных сетях и "мешающие" вынесению "удобного" для большинства участников разбирательства приговора. Интересно и то, что с корреспондентом "Деловой Трибуны" после заседания с готовностью пообщались и адвокат "потерпевших", и сами "потерпевшие", и прокурор. Всех и каждого интересовало только одно: осведомленность журналиста об ответственности за разглашение персональных данных участников процесса.

В чем причина такой обеспокоенности? Сколько подобных конфликтов происходит каждый день на российских дорогах? Тысячи? Десятки тысяч? А сколько уголовных дел при этом возбуждается? По всей видимости, в данном случае в причинно-следственные связи помимо объективных, вмешался и мощный субъективный фактор. Просто кому-то, очень нужно было подчеркнуть свой статус и настоящее место в жизни второго участника конфликта.

Отвратительная драма, которая разыгрывается по сценарию полуторавековой давности, может вывести одних фигурантов дела сухими из воды, а другому приготовит наказание несоизмеримое содеянному. Даже условный срок – это клеймо на всю оставшуюся жизнь. Впрочем, есть надежда, что надзорные органы смогут объективно оценить содержание обоих томов этого странного уголовного дела, а Зерноградский суд примет по нему справедливое правосудное решение.

 

Все новости Последние новости