20 апреля 2020, 09:47

Зулейха так и не открыла глаза

Экранизацию романа Гузель Яхиной "Зулейха открывает глаза" все ждали с большим нетерпением, поскольку это произведение произвело огромное впечатление на читательскую аудиторию и завоевало множество литературных премий.  

Зулейха так и не открыла глаза

 Поначалу уже в титрах бестселлера, заявленного телеканалом Россия,  настораживало, что в титрах сценаристов отсутствовала фамилия автора романа. То ли Яхина не захотела отвечать за инсценировку, то ли у нее были расхождения с видением ее романа съемочной группой. По всей видимости она в конце концов дала добро и положилась на суд телезрителей. И тут критическим замечаниям не было конца, в том числе со стороны членов коммунистической партии, предлагающих  запретить фильм, порочащий советскую власть. Будь их власть, они бы положили на полку все картины, связанные с разоблачением культа личности Сталина и репрессиями. Но речь пойдет не о блюстителях коммунистической нравственности, а о художественных достоинствах четырех серий этого фильма.

 Тщательный подбор исполнителей при участии известных артистов: Романа Мадянова, Сергея Маковецкого, Юлии Пересильд и конечно Чулпан Хаматовой мог открыть двери  будущему успеху с учетом сильной литературной фактуры, но… В отсутствии четкой режиссерской концепции фильм рассыпался на видео картинки по ходу эпического повествования о забитой крестьянки Зулейхи, неожиданно обретающей внутреннюю свободу в сибирской ссылке среди раскулаченных элементов и ленинградских интеллигентов. Этот процесс становления  свободной личности за колючей проволокой, увы, был перечеркнут режиссером Егором Анашкиным. Создавалось такое впечатление, что его интересовала только любовная линия, возникающая между затурканной Зулейхой и комендантом лагеря Игнатовым, истово верящим в победу всемирной революции и положившим глаз на Зулейху с момента их встречи в татарской деревне.   

 Эта роль намного сложнее, чем ее представляет Евгений Морозов, поскольку его герой проходит длинный путь от бескорыстного служения красному террору до прозрения в окружении бывших "врагов", которых он раньше за людей не считал. Оказывается, внутренняя совесть не дает ему покоя, заставляет   бороться за жизнь подкулачников, добывать им еду в глухой тайге, чтобы они не умерли от голода. 

 Именно возрастающее прозрение роднит его с Зулейхой, рабой безжалостного мужа и слепой свекрови, убедительно сыгранной в крошечных эпизодах Розой Хайрулиной. Появляющийся на свет крошечный Юсуф делает ее невыносимую жизнь среди таких же, как она несчастных, осмысленной, полной надежды и света, а нежданная любовь к убийце мужа обрушивается подобно камнепаду и поначалу она бежит от обжигающей страсти.

 "Притянутые за уши" орнаментальные видения, как бы   отсылающие память Зулейхи к четырем умершим дочерям, выглядят украшающими картинками и желанной лирики в картине не прибавляют.   Куда живописнее смотрятся пейзажи прибрежной Ангары, в водах которой тонет старая баржа вместе с конвоированными ссыльными. 

 Чулпан Хаматова прекрасная мастеровитая актриса с чувством собственного достоинства. К сожалению, эта мастеровитость не давала пробиваться живому нерву в моменты страха перед неизвестностью во время бесконечного пути в товарном вагоне к месту ссылки. Страх как бы обозначался, но не проживался актрисой. Поэтому Чулпан Хаматовой хочется любоваться, но поверить в искренность ее страшных переживаний, при всем желании, не получалось.

 Кроме того, элемент сострадания был изъят режиссером из картины. Так массовка из оборванных и голодных мужиков и баб  вместо того, чтобы создавать напряжение обреченных на смерть, выглядела статистами "фанерной" мелодрамы. Что совсем не стыковалось с серией досконально прописанных Яхиной характеров. Из чего можно сделать неутешительный вывод: или режиссер не умеет работать с актерами, или сильно торопился с готовым результатом. Самобытные образы, отражающие незабываемое страшное прошлое, сложились у тех артистов, которые прорабатывали роли от начала и до конца, наполняя их своей плотью и кровью. Так Роман Мадянов создал живой портрет обаятельного и одновременно беспощадного чекиста Кузнеца, не забывающего ловить собственную выгоду в мутной воде, умеющего приспособиться к любой ситуации и выезжать на "чужом горбу". Неважно кого: товарища по партии Игнатова  или любовницы, зачисляя ее потом во врагов народа. Героиня Юлии Пересильд, делающая карьеру через постель высшего начальства, неожиданно спотыкается и попадает в лагерь "Семрук" Ивана Игнатова, прежнего любовника, пытаясь заслужить его прощение и сыграть на проснувшейся жалости. Сергей Маковецкий появляется в совершенно новом амплуа – сумасшедшего профессора медицины, тронувшегося умом после кровавого переворота в стране, поэтому все происходящее с ним в товарном поезде воспринимает в виде военного госпиталя, определяя срок беременности Зулейхи. Пошатнувшая психосоматика профессора, как ни странно, обретает реальность в глухой тайге среди голодного люда, которому он становится необходим и в первую очередь Зулейхе и ее маленькому сыну. Благодаря этим артистам в третьей и четвертой сериях начинает что-то проясняться, возникает пунктирно намеченная  атмосфера жизни праведников и идейных палачей, уничтожающих в людях самое святое ради великой цели.

 Хочется верить, что в следующих четырех сериях с 20 апреля  Зулейха наконец откроет глаза и зрители почувствуют в ней великую женщину, способную жертвовать и любить. 

Автор статьи: Любовь Лебедина.          

 

Все новости Последние новости