24 апреля 2020, 17:49

Обещанный ТВ бестселлер потянул на троечку

 Создается такое впечатление: чем масштабнее раскручивается будущий телепроект – тем чаще возникает подозрение в его слабой художественной структуре, что потом подтверждается в процессе показа и хочется воскликнуть: "А, король то голый!" 

Обещанный ТВ бестселлер потянул на троечку

 Когда снимают сериал по сценарию, написанному на коленках, тут и особых претензий нет, ну "мыло – оно и есть мыло". А вот, когда инсценируют роман, исчезнувший со всех полок книжных магазинов, тут кредит доверия подскакивает до "гамбургского счета". Создатели телесериала "Зулейха открывает глаза" должны были понимать это, и в первую очередь режиссер Егор Анашкин, павший "смертью храбрых" на подступах к замыслу одной из самых страшных страниц в истории советского государства – обдуманно истребляющего крепких землепашцев и научную интеллигенцию. Видно, эта тема оказалась ему "не по плечу" или он понадеялся, что сильная литературная фактура скажет сама за себя. Увы, до образной саги, повествующей о трагической  судьбе татарской крестьянки  кинематографисты  не смогли дотянуться, избрав самый простейший путь в виде  выхваченных из сюжета выигрышных эпизодов и скроив из них "лоскутное одеяло", сшитое "на скорую руку".  

 То, что Зулейха выжила в таежной глухомани с горсткой таких же, как она репрессированных, да еще родила сына и вырастила его, это можно назвать чудом и тут не обошлось без потусторонних сил полагает режиссер, придумывая символические картинки круговорота жизни в природе , дающей Зулейхе силы  и оберегающей ее от гибели. 

 Сценарий выстроен по схеме противостояния бездушных карателей в лице чекиста Кузнеца и раздавленных "красным колесом" жертв революции. И если Кузнец в креативном исполнении Романа Мадянова наслаждается вседозволенностью, ощущая себя вершителем судеб и выдвигая в начальники бывшего зека Горелова, (прекрасно сыгранного Александром Башировым), после войны сменившего на посту несговорчивого коменданта лесоповала Иванова Игнатова, то противостоять Кузнецу в фильме некому. Хотя в романе есть персонажи, обладающие внутренней свободой. Это и Вольф Карлович Лейб, гениальный профессор медицины (его поразительно играет Сергей Маковецкий), и художник Илья Иконников, и супружеская пара интеллигентов из Ленинграда, но они подаются режиссером эпизодически, впроброс. Тогда непонятно, от кого забитая Зулейха набралась уму-разуму. Ведь именно рассуждения этих людей стали ее университетами, а сын, ничего не видевший другого кроме бараков, потянулся к живописи

 Понятно, что режиссер не мог растянуть фильм на 12 серий, предположив, что любовная линия двух бывших врагов захватит зрителей. Но его надежды от серии к серии утекали сквозь пальцы, как песок. Крупные планы Чулпан Хаматовой и Евгения Морозова не могли передать внутреннего состояние их антиподов, внутри которых идет постоянная борьба между нахлынувшими чувствами и долгом.  Неслучайно, эпизоды матери с взрослым сыном, задумавшим бежать из "Семрука" смотрятся намного выигрышнее, чем ночи любви коменданта с гордой Зулейхой. Потому что в общении с сыном  актриса освобождается от зажима, она точно знает, как ей вести себя, и поэтому сцена расставания  Зулейхи с Юсуфом на берегу Ангары вмещает в себя всю ту боль, которая накопилась в этой женщине, отрывающей от себя самое дорогое, что у нее есть.

 Именно на этом пронзительном прощании и заканчивается роман. Но сценаристы сериала решили продолжить финал, с целью успокоить зрителей и дать им информацию, что освобожденная из ссылки Зулейха все-таки встретилась с взрослым сыном, у которого семья и деть. Счастливый финал в судьбе Зулейхи как бы подводит черту под пересказом ее биографии, внушая надежду на силу добра, но он выглядит слишком схематично и пафосно.

Автор статьи: Любовь Лебедина.      

 

Все новости Последние новости