25 июля 2020, 19:15

Народ и через 40 лет помнит любимого барда и поэта

25 июля 1980 -го года, когда в Москве проходила Олимпиада в 4 часа утра скончался Владимир Семенович Высоцкий. Официального уведомления не было, но сработало сарафанное радио и через несколько часов Таганская площадь была запружена народом. 

Народ и через 40 лет помнит любимого барда и поэта

 Милиция не знала, что делать, но разгонять людей не решилась, к тому же сюда примчались иностранные корреспонденты. Прилетевшая из Франции известная актриса Марина Влади, третья жена Высоцкого, была поражены толпами народа, сказав, что она видела, как провожают королей, принцев, но такой массы людей всех возрастов ей не приходилось видеть. (Кстати, последнее письмо перед смертью Владимир Семенович адресовал лесной колдунье, навсегда покорившей его сердце.) 

 Москва хоронила не просто любимого поэта и артиста, она хоронила совесть нации, человека с Большой буквы, не солгавшего ни в чем, сына многострадального народа, отображенного в его балладах, песнях, где все от начала до конца было и остается правдой. Он был свой и среди космонавтов, и среди работяг, и даже партийных начальников, которые, запершись в высоких кабинетах слушали записи песен провокатора Высоцкого.

Официоз, стоящий на страже тоталитарного государства, запрещал творчество Высоцкого, Союз писателей не принимал в свои ряды, считая дворовым поэтом. А этот дворовый поэт, несмотря на все запреты становился народным поэтом, первые песни на маленьких пластинках, с  названием миньоны, передавались из рук в руки, их заучивали и пели в каждом доме. Это был своего рода коллективный протест против партийной цензуры и глухой стены непонимания и лжи. 

 В театре на Таганке, Юрий Любимов не раз применял санкции против Высоцкого, срывающего репетиции по причине затянувшихся загулов, но когда он выходил на сцену, его энергетика была настолько мощной, настолько всепоглощающей, что казалось, этот артист сжигает себя на костре и может умереть в любую минуту. Будучи студенткой, я, стоя на одной ноге среди прижавшихся друг к другу зрителей на балконе, от восторга теряла дар речи. Казалось, такое невозможно, не может человек без крыльев подниматься выше всех. Думаю, с уходом Владимира Семеновича в театре произошел кризис, что-то надломилось, порвался нерв, кстати, его первый сборник стихов, изданный уже в 1981 году с помощью Андрея Вознесенского, так и называется "Нерв". 

 Тогда при жизни Владимира Высоцкого, мы до конца не осознавали, что живем рядом с гением, и поняли это слишком поздно, потом.  Поэтому через 40 лет память о свободном поэте и гражданине без черных отметин ничуть не убывает, скорее наоборот, он превращается в классика, духовно пережившего безвременья. Это можно понять, побывав в музее Высоцкого на Таганке, директором которого является его сын Никита. А скульптор Александр Руковишников, автор статуи Высоцкого на Ваганьковском кладбище наконец-то исправил свою ошибку, совершенную под натиском чиновников от культуры. Он изваял другую голову поэта с тем выражением лица, которое было свойственно непокорному русскому пииту.

Автор статьи: Любовь Лебедина.   

 

Все новости Последние новости