17 августа 2020, 09:21

Четыре вечера с Александром Адабашьяном

На телеканале "Культура" с 11-го по 14-е августа телезрители могли общаться с удивительно талантливым  художником, сценаристом, режиссером и актером Александром Адабашьяном, которому исполнилось 75 лет. 

Четыре вечера с Александром Адабашьяном

 Если бы не эта знаменательная дата вряд ли  он согласился уделять такое большое внимание своей персоне, потому что всю свою жизнь находится в тени великих мастеров. При этом самое удивительное, какой не возьми фильм: "Свой среди чужих..", "Храни меня мой талисман", "Раба любви", "Пять вечеров", "Родня", "Неоконченная пьеса для механическое пианино", то есть, всю  фильмотеку советской поры, ставшую классикой, всюду вы обнаружите Адабашьяна – художника, без которого не могли обойтись знаменитые режиссеры и операторы. С одним из них Павлом Лепешевым их связывала тесная дружба, не говоря о Никите Михалкове, не начинавшего ни одну картину без "совета в Филях" с Адабашьяном. Так повелось с юности, с посиделок в уютной даче  на Николиной горе.

 Разбирая фотографии  сьемок разных фильмов, выпускник Строгановского училища, променявший станковую живопись на живую натуру, сравнивает свою жизнь с жизнью большой семьи, кинематографической семьи, где всего было в избытке и творческих удач, и огорчений, и мучительных раздумий, но никогда не было халтуры. С особой теплотой он вспоминает "Свой среди чужих…" когда его участники были молодыми, дерзкими, смелыми и нынешние звезды   могли сниматься в самых рискованных  сценах без дублеров, пренебрегаясь грозящей опасностью, поскольку "море было по колено", и эта энергия передавалась с экрана. 

 А ведь Адабашьян смог бы стать известным режиссером после снятого во Франции фильма на французском языке с участием Олега Янковского и навсегда остаться за рубежом. Французский язык он освоил в московской спецшколе, а спокойно чувствовать себя за границей мог только с обратным билетом. Но с режиссурой что-то не срослось, видимо потому, что всегда презирал дилетантов, и знаменитым актером тоже не стал все по той же причине, наблюдая на съемочной площадке за работой мастеров, разрешая себе участвовать в маленьких эпизодах, где всегда был естественен и органичен, не говоря о фразе его слуги в "Шерлоке Холмсе" : "Овсянка, сэр" - ставшей крылатой…  

 Органичный не надо путать с ограниченностью, потому что в запасе у Александра Адабашьяна всегда масса художественных заготовок, не так часто, как хотелось бы, выставляемых напоказ в желанное время и желанный час. Казалось бы, такой щупленький московский мальчик мог стать предметом насмешек для армейской дедовщины. Но случилось все наоборот: выручил юмор, природная смекалка и острый гуманитарный ум, как выяснилось способный решать математические задачки во время учений. Обо всем этом Александр Адабашьян рассказывает с каким-то философским подтекстом как бы стороннего наблюдателя, приучившего себя удивляться только таланту и не считающего зазорным учиться у талантливых людей,  ну а дальше, если кто-то захочет учиться по его лекалам, то возражать не станет, хотя научиться рисовать может каждый, а вот стать художником в широком понимании этого слова - дано не каждому. У Александра Адабашьяна все мечты реализовались, поэтому все четыре фильма, показанные после бесед с мастером на даче это подтверждают. 

Автор статьи: Любовь Лебедина.  

 

Все новости Последние новости